Honzales (honzales) wrote,
Honzales
honzales

Categories:

Студенческие строительные отряды в СССР - как это было

Радостный строй гитар.
Яростный стройотряд.
А. Градский

Студенческие строительные отряды, или сокращенно - ССО, были распространенным явлением в СССР.

Трудовой семестр

Студенты высших и средних учебных заведений в летние каникулы должны были тогда отрабатывать так называемый "трудовой семестр", безвозмездно трудясь в институте, "летнем отряде ДНД" (добровольной народной дружины) или на предприятиях по направлению ВУЗа.


poster-1975d

Обычно проложительность "трудового семестра" составляла около 3-4 недель, но бойцы ССО (именно так именовались члены студенческих строительных отрядов) получали за свою работу деньги, и потому стремились уехать сразу после сессии (или даже ранее, досрочно сдав экзамены), и вернуться как можно позже, к самому началу занятий.

Членство в ССО засчитывалось как отработка "трудового семестра", а возможность прилично заработать была неплохим стимулом для многих и многих тогдашних студентов.

Финансовая составляющая

Многие бойцы ССО, особенно тех, которые получали право "на выезд" в другие регионы (обычно отдаленные, имеющие право на выплату так называемых "северных" надбавок), за пару месяцев в стройотряде зарабатывали весьма приличные по тем временам деньги - в некоторых стройотрядах по тысяче и более рублей  на бойца. Слава о таких отрядах гремела далеко за пределами родных ВУЗов.

Напомню, что заработок обычного инженера - выпускника ВУЗа тогда был 120-130 руб. в месяц "грязными", то есть до вычета 13% подоходного налога и 7% налога на "бездетность" .

Правда, заработок этот стройотрядовцам давался совсем не даром - в ССО было принято работать "от рассвета до заката", как сейчас заведено у трудовых мигрантов wink3.

oQnFjwtqOmo
Нефинансовые стимулы

Кроме чисто финансового интереса в те времена ССО привлекали молодежь еще и особой стройотрядовской романтикой. Более того - быть членом стройотряда было престижно, и многие (и я в их числе) с гордостью носили стройотрядовскую куртку на занятия в институте.
На стройотрядовскую форму нашивались разнообразные шевроны - как принадлежности к ССО в целом, так и отражающие членство в конкретном отряде, ВУЗе и даже занимаемый в отряде ранг - отдельные нашивки были у командира, комиссара,  мастера отряда и отрядного медика (обычно, студента старших курсов мединститутов). Особым шиком были трафаретные картинки во всю спину куртки, отражающие символику отряда или место его дислокации.
Особенно котировались куртки "стариков" - ветеранов стройотрядов, носящих на рукаве эмблемы отрядов нескольких лет (для каждого года выпускался свой шеврон-эмблема, например, ССО "Икар"-1981. Такая куртка однозначно ставила ее обладателя гораздо выше "салаги", едущего в стройотряд только в первый раз.
При этом уважение было действительно искренним - "стариков" реально уважали за их опыт и знание стройотрядовских традиций, а не боялись, как "дедов" в армии.

Досуг и идеология в ССО

Помимо ударного труда (впрочем, неплохо оплачиваемого), хорошие стройотряды были знамениты еще и умением организовать досуг - приняты были посиделки вечером у костра, совместные выезды в ближайшие населенные пункты на танцы или на фестивали стройотрядов, новичкам навсегда запоминались с выдумкой организованные праздники посвящения в бойцы ССО, "экватора семестра" и множество других.

Заботился о том, что б досуг был интересным, запоминающимся и безалкогольным, обычно комиссар отряда. На нем лежало и обязательное бремя политинформаций и прочей идеологической шелухи, спускаемой "сверху" - но комсомольские карьеристы никогда особенно не стремились в периферийные стройотряды, так что комиссар обычно выбирался самими бойцами, и только утверждался на бюро ВЛКСМ.

Не знаю как вдругих отрядах, а в тех, в которых мне доводилось работать и бывать, комиссары почти всегда были отличными парнями/девчатами, душой компании и реально могли увлечь за собой молодежь, что бы весело, интересно и с выдумкой проводить то небольшое количество свободного времени, которое было у бойцов.

Поскольку стройотрядовское движение с момента его зарождения курировал ВЛКСМ, разумеется, не обходилось и без идеологической составляющей - в задачи комиссара отряда входили и политинформации, и организация "дней солидарности" с митингами, весь заработок за которые перечислялся в помощь каким-нибудь политическим фондам - начиная от борющихся чилийских патриотов и кончая Анджелой Дэвис.
Время было такое, и почти все относились к таковым акциям как к неизбежным налоговым отчислениям, а к митингам - как к шуму водопада.


Бойцы в стройотрядовской форме.
ССО "Икар" в гостях у ССО "Лада" на тувинском региональном фестивале студенческих отрядов.
Кызыл, Тува, 1984



Иногда в такие "дни солидарности" под эгидой ЦК ВЛКСМ по стройотрядам кочевали всякоразные агитбригады, в которые, помимо артистов с концертом, входили еще и пара-тройка "настоящих чилийских коммунистов" в пончо и с митингом wink3.
С другой стороны, где еще студенту авиационного ВУЗа со "второй формой допуска" из закрытого для иностранцев города Куйбышева увидеть живого представителя страны "капиталистического блока" - тогда это было примерно то же самое, что сейчас в какой-либо деревенской глубинке увидеть вживую какого-нибудь людоеда с Новой Гвинеи, да еще и с копьём и аутентичным чехольчиком на пенисе.

Мой стройотрядовский опыт

Началась моя стройотрядовская эпопея с первого курса КуАИ, в который я поступил в 1980 году. В декабре нам, первокурсникам, объявили, что на базе нашего курса организуется новый ССО - на оргсобрание которого я и пришел.
Как известно, "как вы лодку назовете - так она и поплывет", и наши первые собрания были посвящены, разумеется, выбору названия отряда, и после долгих дебатов было выбрано название ССО "Икар" и предложена символика, нарисованная кем-то из бойцов, владеющих художественными навыками.

Потом было несколько "субботников", на которых мы познакомились ближе и заработали деньги на заказ стройотрядовской формы и изготовление шевронов с эмблемой отряда - и, наконец, где-то к концу апреля мы получили форму, нашивки и шевроны. Помню, с какой гордостью я ходил в институт на занятия в новой стройотрядовской куртке, страшно завидуя ветеранам-старшекурсникам в выцветших и застиранных куртках с 3, 4 и даже пятью нашивками wink3.

Один из первых субботников ССО "Икар" на строительстве станции метро "Безымянка", Весна 1981


Но вот в начале июня мы, досрочно сдав пару экзаменов из 5 или 6, отправляемся в наше первое место дислокации - село Новый Камелик Большечерниговского района Самарской области.
Примерно за неделю до нас сюда уже были заслан "десант" из нескольких наших бойцов - "квартирьеров", и на поляне, расположенной возле лесополосы на южной окраине села, нас уже ждал уже почти полностью развернутый полевой лагерь - несколько армейских брезентовых палаток для жилья, навеса под кухню-столовую, пара-тройка вагончиков-балков (штаб, медпункт и жилище нашего прораба Романыча, представителя принимающей отряд организации - СМП-244).

Квартирьеры "десанта" на постройке лагеря. Тува, июнь 1984


После полутора-двух дней, ушедших на обустройство лагеря, получение спецодежды/спецобуви и инструктаж по ТБ, мы разбились на бригады и на приданном отряду "Захаре" - трехосном грузовике-вездеходе ЗиЛ-157 - отправились на работу.

Нам предстояло строить верхнее строение пути железнодорожной станции Новый Камелик, а также еще пару двухпутных веток-разъездов в ее окрестностях, на железнодорожной ветке Пугачев - Погромное Южно-Уральской железной дороги.
Работы вел строительно-монтажный поезд (СМП) номер 244, или СМП-244, если кратко.

Мы получили трудовые книжки с записью "... принят в СМП-244 на должность монтера пути II разряда..." и началась наша "трудовая вахта". За два месяца с "хвостиком" я научился разгружать полувагоны со шпалами, рихтовать пути ломом, "зашивать" пути и стрелочные переводы при помощи "лапы", лома, шпального молотка, костылей, домкрата и "какой-то матери", работать на отсыпке асбестового балласта и его трамбовке электрошпалоподбойками, кантовать рельсы ломом, разгружать эти же полуторатонные рельсы же с платформ вдвоем с напарником, работать по 12-14 часов, в том числе "отсюда и до обеда", и еще делать кучу разных полезных и не очень вещей, как требующих грубой физической силы, так и применения интеллекта.

Штабелевка шпал после разгрузки. Ст. Новый Камелик, 1982


Научились также коллективной ответственности за совместный труд, сплоченности в работе, когда нужно действовать всем синхронно, и где от работы каждого зависит общий результат, научились доверию к товарищу, с которым работаешь в паре, ответственности за свою жизнь и жизнь товарища, петь песни под гитару у костра, спать лежа на шпале во время перекура, "подложив" под голову и ноги рельсы, ловить рыбу и раков бреднем, воровать собирать яблоки в соседнем совхозе и сообща драться стенка на стенку отстаивать свои интересы в драках дискуссиях с местными деревенскими пацанами на танцах в клубе.

За все это, с учетом личного вклада, учитываемого КТУ (коэффициент трудового участия, назначался мастером отряда, командиром и комиссаром), я по окончании сезона ССО-81 получил на руки 788 рублей с какими-то копейками - зарплату на уровне директора завода, если не ошибаюсь.
Для отряда, работающего в родной области, это было более чем хорошо, а право на выезд в другие регионы отряду еще надо было заработать.

И плотники, и грузчики.
ССО "Икар", 1981



Разумеется, лето 1982 года я провел в том же ССО "Икар" и на достройке той же станции Новый Камелик. В то лето мне и еще некоторым "бойцам" пришлось даже подрядиться на недельку на прополку арбузов к корейцам - в обмен на поставки свежего мяса в отрядный котёл. Зато корейцы кормили нас прямо на поле вкуснейшим узбекским пловом - ибо это были этнические корейцы, давном-давно живущие в Узбекистане. Увиденный впервые в реале темп работы "азиатского человека" поразил - за одним корейцем еле-еле могли угнаться нас трое wink3.

Лето 83-года я решил отдохнуть от ССО, "отработав" трудовой семестр в "летнем отряде ДНД" - за это время ССО "Икар" съездил в Туву (тогда Тувинскую АССР), и, естественно, рассказы друзей о красотах этого края и романтика дальних дорог позвали меня снова в отряд - и летом 1984 года я отправился вновь с ССО "Икар" в далёкую Туву.

Лагерь нашего отряда в Туве стоял примерно здесь - в нескольких километрах от города Туран Тувинской АССР. На этот раз мы работали на Министерство мелиорации Тувинской АССР (было и такое), строя оросительный канал, отводящий воду от реки Туран на полив.

Заранее догововрившись с преподавателями и досрочно (с параллельными группами) сдав три экзамена, в 20-х числах июня я в составе "десанта" отправился в Туву - сначала на Ту-154 в Красноярск, а затем на лайнере Як-40 местной авиалинии в Кызыл.
Как одно из ярких приключений вспоминается ночевка на бильярдном столе в красном уголке двухэтажного здания министерства мелиорации в Кызыле ag.
Успев посетить монумент "Центр Азии" на берегу Енисея и искупавшись в каждом из его двух притоков - Бий-Хеме и Каа-Хеме - и самом Улуг-Хеме - Великом Енисее, мы автобусом министерства, нагруженным всяким скарбом и продуктами для лагеря, отправились в Туран.

В составе "десанта" строим ворота на въезде в лагерь. Тува, 1984
Справа - "сын полка", трудный подросток, приданный отряду на перевоспитание.


Заработать в Туране удалось меньше, чем в прошлые разы - что-то около 500 рублей, точно уже не помню - но зато я получил практические навыки плотника-бетонщика, оператора РБУ (растворо-бетонного узла), плотника и землекопа.
Ценность практического знакомства с суровой тувинской природой, самобытным тувинским народом,  некоторыми его традициями и бытом, никакому количественному измерению не поддаётся.

Суровые будни плотника-бетонщика - ждем привоза бетона.
Туранский оросительный канал, Тува,1984



Последним моим стройотрядом стал в 1985 году ССО "Аврора", который я уже в качестве командира подотряда КуАИ сводного куйбышевского ССО "Аврора" повёз в тогда никому неизвестный, а теперь гремящий на всю страну городок Камызяк Астраханской области, где наш отряд работал на прополке, уборке овощей и сенокосе.


Немного об отрядном быте нашего ССО "Икар"

Все годы жили мы в полевом лагере, который сами же оборудовали из стройматериалов, выделяемых принимающей организацией.
Спали в армейских брезентовых 10-местных палатках, которые "апгрейдились" дощатым полом и обычными койками с панцирной сеткой. Организация снабжала нас и постельным бельём, и парой солдатских одеял на каждого бойца - но в холодные августовские ночи все поверх одеял накидывали еще и телогрейки.

В лагере оборудовался дощатый "туалет типа сортир, обозначенный на схеме буквами М и Ж" - поскольку в штате отряда были и девушки, которые работали поварами, посудомойками или отрядным медиком.

В лагере строилась летняя кухня - из полученного  у принимающей организации на обустройство лагеря кирпича и чугунных конфорок, а также добытой в окрестностях глины наши отрядные умельцы из "десанта" клали кухонные печи, все это накрывалось дощатым навесом - получалась летняя кухня и столовая.
В Туве кухня и столовая строились нами стилизованными под ковбойский салун - в том числе и с распашными в обе стороны входными резными дверями.

Строим кухню-столовую в Туране, Тува, 1984


Вообще, было принято лагерь оборудовать стильно, удобно и красиво - на зависть другим стройотрядам, между которыми всегда шла негласная борьба за самый стильный лагерь - гордость отряда.

Если в Новом Камелике мы всей толпой ездили раз в неделю в сельскую баню, то в Туве мы решили ставить баню собственную. У Министерства мелиорации Тувинской АССР удалось выбить стальную сварную банную печь, несколько кубов досок, несколько рулонов рубероида и пару машин опилок с пилорамы - а уж сколотить из всего этого на берегу речки Туран (которую мы звали Туранчиком) засыпную деревянную баню с мостками прямо в речной омут было делом техники.
Огромный вклад в деле строительства лагеря всегда вносили наши сокурсники из деревень - ибо владели как знаниями, так и практическими умениями и навыками, совершенно незнакомыми городским жителям - поставить баню, сложить печь, да мало ли еще чему было у них поучиться. Правда,  даже типичные городские жители, став "старожилами" стройотряда и нашив на рукав куртки несколько годовых нашивок,  тоже могли дать фору даже некоторым деревенским - за что и были заслуженно уважаемы.


В общем, не идеализируя СССР и движение ССО, как одну из составляющих его наследия, не могу не отметить тот огромный практический и жизненный опыт, помочь приобрести который многим и многим помогли студенческие строительные отряды.
Весьма полезной, на мой взгляд, была традиция отправлять в составе лучших стройотрядов  "трудных подростков" 12-14 лет на "перевоспитание" - у ребят (и девчат) была реальная возможность увидеть настоящую "взрослую" жизнь не на улице, а в студенческой среде, собственным трудом заработать денег и увидеть цену копейке..

Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать по данному вопросу.
Tags: СССР, история, как это было, сделано в СССР
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments