Honzales (honzales) wrote,
Honzales
honzales

8 и 9 июня 1918 года в Самаре. Впечатления случайного туриста.

Уже много лет я изучаю различные документы, фотографии, карты, воспоминания и другие материалы, касающиеся обстоятельств взятия Самары чехословацкими легионерами 8 июня 1918 года, и в этом, казалось бы, уже досконально изученном мной к столетию этого события вопросе, то и дело всплывают всё новые и новые подробности.

Особенно ценны лично для меня, казалось бы, житейские мелочи, подмечаемые различными очевидцами этих событий и изложенные ими в разных дошедших до нас печатных изданиях, начиная от воспоминаний чехословацких легионеров, солдат Народной Армии КОМУЧ,  красноармейцев или большевиков-подпольщиков, и заканчивая очерками обывателей - случайных очевидцев этих событий.

О разрушениях, причиненных Самаре самим штурмом, я уже писал не так давно, но сегодня я хочу вас познакомить с воспоминаниями случайного очевидца этих далёких событий - протоиерея Н. Аксенова, опубликованными "по горячим следам" в выпуске "Самарских епархиальных ведомостей" за первую половину июня 1918 года.

26 и 27 мая (8 и 9 iюня) 1918 года въ г. Самарѣ.
(Изъ впечатлѣній случайнаго туриста).


20/2 число. На пароходѣ О-ва „Самолетъ" „Гончаровъ", шедшемъ вверхъ по Волгѣ изъ Саратова, шли ужъ толки о томъ, что чехо-словаки взяли изъ рукъ Совѣтской власти г.г. Пензы, Сызрана и идутъ на Самару, пробиваясь съ оружіемъ въ рукахъ во Владивостокъ на соединеніе съ воинскими силами союзниковъ, борющихся противъ имперіализма и милитаризма Германіи; что пароходы близь Сызрана задерживаютъся чехо-словаками для осмотра, нѣтъ ли на нихъ оружія и красноармейцевъ.

Пароход "Гончаров" общества "Самолёт" Дореволюционная открытка:


Нашъ пароходъ не видѣлъ чехо-словаковъ, но осмотрѣнъ былъ за 30 верстъ до Самары и въ самой Самарѣ охраной царящей власти. Въ Самарѣ было спокойно. Циркулировали слухи, что чехо-словаки идутъ все впередъ, не смотря на красноармейцевъ, заняли желѣзнодорожныя станціи: Обшаровку, Безенчукъ, Иващенково, Липяги и появились подъ Самарой. Совѣтская власть рѣшили не пропускать черезъ Самарскую станцію воинскую часть чехо-словаковъ, оказать имъ вооруженное сопротивленіе; избрала военной базой мѣстность, прилегающую къ хлѣбной площади, поставила пушки, пулеметы, подвергая всѣмъ ужасамъ бойни беззащитный громадный городъ.

Съ 21 Мая (3 Іюня) съ вечера открыта была изъ города пушечная стрѣльба, каковая длилась до 9 часовъ утра 26 Мая (8 Іюня), субботы недѣли о Самарянынѣ, усиливаясь по утрамъ и вечерамъ, съ относительнымъ стиханіемъ среди дня.

Долго не отвѣчали пушечнымъ огнемъ чехо-словаки, борясь съ противникомъ своимъ ружейнымъ и пулеметнымъ огнемъ, то разстрѣливая ихъ, то искустнымъ маневрированіемъ загоняя въ воду разлившейся Татіанки, гдѣ утонуло много людей. Спасавшіеся солдаты отъ потопленія бѣжали по городу въ нижнемъ бѣльѣ и чуть не голыми. Но начался со стороны чехо-словаковъ и пушечный огонь, огонь мѣткій, уничтожившій у оружій своего противника людей и наносившій, при всемъ стремленіи щадить городъ, неизбѣжныя поврежденія и домамъ и смерть обитателямъ.
Огнемъ чехо-словаковъ повреждены куполъ колокольни, уголъ окна звонницы колокольни и пробита подъ крышей трапезная часть у колокольни стараго Собора.

По словамъ бомбандировавшихъ, стрѣляли по необходимости въ старый Казанскій Соборъ, замѣтивъ людей на колокольнѣ и сочтя его за сторожевой наблюдательный пунктъ. Приходилось имъ стрѣлять по Шихобаловской больницѣ, принявъ ее, по доставленнымъ свѣдѣніямъ, за штабную квартиру красно-армейцевъ.
Кстати нужно упомянуть о томъ, что снарядъ влетѣлъ въ окно комнаты, гдѣ находилась больная г. Воронцова, Она, какъ-бы въ предчувствіи гибели, руководимая какой-то невидимой силой, встала съ койки, перешла въ другую комнату какъ ворвавшійся снарядъ исковеркалъ койку, изорвавъ подушки, все постельное бѣлье, а другой упалъ подъ койку только что отоперированной женщины, повредилъ ножкн у ея койки, неповрѳдивъ нисколько только что освобожденной ножемъ хирурга отъ апендицита. Какъ очевидно въ данныхъ случаяхъ милосердіе Божіе!..

На Набережной улицѣ въ приходѣ Успенской Церкви въ 3 ч. утра въ субботу ворвавшимся снарядомъ въ подвальный этажъ убиты три женщипы, только что спустившіяся туда спастись.

Особенно ожесточенной перестрѣлка, и пушечная и пулеметная была съ 3 до 9 ч. утра 8 іюня на Хлѣбной площади, державшая жителей прилегающей мѣстности въ невыразимомъ ужасѣ и трепетѣ, и это тогда, когда въ 6 ч. перешедшими чехами черезъ Самарскій
желѣзнодорожный мостъ взятъ былъ уже городъ.

Защитники города, кто смогли, оставили Самару. Патрули чехо-словаковъ заняли перекрестки кварталовъ, начали забирать и комиссаровъ, кои остались въ городѣ и красно-армейцевъ, направляя ихъ въ тюрьму до разбора дѣла слѣдственной комиссіей.

Стройные ряды дисциплинированныхъ, закаленныхъ въ бояхъ, освободителей города, встрѣчены были населеніемъ города привѣтственными кликами, полными симпатіями. Изстрадавшемуся населенію долго невѣрилось: ужели прекратилось грохотаніе пушекъ, отвратительное таканіе пулеметовъ, таканіе душу выворачивающее...


Самара. Чешские легионеры на Дворянской улице 8 июня 1918 года. Фото из чехословацких архивов:


Такъ около 5 ч. вечера народъ встревожился, услышавъ два пушечныхъ выстрѣла, полагая въ смятенной душѣ такъ, неужели еще не окончились людскія страданія?.. неужели опять начинается?..
Къ общей радости выстрѣлы оказались со стороны сторожевого на Волгѣ пункта, требовавшаго остановки двухъ пассажирскихъ пароходовъ, стремившихся уйдти безъ осмотра. Почуявши радость отъ сознанія свободы отъ смертнаго страха, населеніе стало выходить на обезлюдившія было дотолѣ улицы, стало оживленно выражать свое счастьѣ какъ-бы воскресенія изъ мертвыхъ оживившейся рѣчью...

Изъ устъ въ уста неслись пасхальныя привѣтствія „Христосъ воскресе" и ощущалась радость, свойственная величайшему празднику Православной Церкви — Св. Пасхѣ.

Скоро наполнился народомъ Алексѣевскій скверѣ и, по предложенію одного гражданина изъ простого народа, скоро явились плотники и разорили тотъ деревянный футляръ, въ который облачена была статуя Царя Освободителя Александра ІІ-го. И какъ только предсталъ предъ взоромъ народа славный памятникъ въ привычномъ видѣ, то изъ груди народа раздалось могучее „ура". Обозрѣвая городъ, мы видѣли зданія обширныя, и духовной семинаріи и духовнаго училища оставленными временными владѣльцами — красноармейцами и моряками.

Вечеромъ за всенощной въ субботу и въ воскресеніе за литургіями храмы Божія наполнились молящимся народомъ, то благодарившихъ Бога со слезами радости за избавленіе отъ неминуемой смерти, то поминавшимъ своихъ присныхъ или знаеныхъ, лишившихсв жизни внезапно въ перестрѣлкѣ. Въ Успенскомъ приходѣ три гроба нечаянныхъ жертвъ принесены были въ храмъ къ поздней литургіи, отпѣты торжественно въ присутствіи всѣхъ прихожанъ настоятелемъ церкви, свящ. I. И. Астраханскимъ, предварившимъ за всенощной пастырскимъ словомъ и важность переживаемаго момента и скорбь за невинныя жертвы братоубійственной борьбы, и отнесены при участіи прихода на городское кладбище.


Всему въ преходящей настоящей временной жизни бываетъ конецъ... Радующимся за полученную при посредствѣ братьевъ славянъ чехословаковъ свободу нужно было подумать крѣпкую думу о томъ, какъ-бы ее удержать, сохранить отъ неминуемыхъ попытокъ прежнихъ властителей снова забрать власть надъ городомъ въ свои руки, тѣмъ болѣе, что пожарище отъ горѣвшихъ склада 18.500 пуд. муки и бака съ 40.000 пудовъ нефти на мельницѣ Соколова съ 26/8 по 28/10 числа, заволакивавшее небо тучами черезъ весь городъ чернаго дыма, такъ ясно и осязательно напоминало населенію о только что пережитыхъ ужасахъ безвременья.

Фотография из альбома "Гражданская война на Волге и Каме". Оборона Самары. Неизвестный фотограф. 1918 г.:


И вотъ изъ членовъ Учредительнаго Собранія отъ Самары и Самарской губерніи — Брушвита, Климушкина, Фортунатова, Вольскаго (Тверск. г.) и Нестерова (Минской губ.) образовался Комитетъ, взявшій власть надъ городомъ и краемъ въ свои руки и объявившимъ отмѣну всѣхъ распоряженій и учрежденій организованныхъ свергнутой большевистской властью.
Этотъ Комитетъ предложилъ членамъ Городской Думы и Земскихъ Управъ состава послѣдняго избранія немедленно собраться и приступить къ исполненію функцій своихъ обязанностей. Начались непрерывныя почти засѣданія возстановленныхъ учрежденій и Комитета по выработкѣ мѣропріятій по созданію новой арміи, формированіи милиціи, водворенію порядка въ городѣ и губерніи. Началось новое и энергичное строительство гражданской жизни.

Однимъ ивъ вѣрныхъ симптомовъ скорѣйшаго стремленія гражданъ серьезно взяться за устройство жизни на новыхъ разумныхъ началахъ служитъ большой хвостъ, какой обычно видимъ у продовольственныхъ лавокъ, желаюшихъ записаться въ солдаты вновь формируемой арміи на основахъ разумной дисциплины у канцеляріи штаба, хотя жалованье каждому солдату объявлено всего лишь 15 руб. въ мѣсяцъ.

Стѣны угловыхъ домовъ общественныхъ учрежденій испещрены 7-го №№ лаконически сжатыми приказами Комитета о первыхъ шагахъ дѣятельности новыхъ устроителей народной жизни, о распредѣленіи между членами его служебныхъ функцій, о назначеніи военнымъ комендантомъ города подполковника чехо-словацкихъ войскъ Ребенды, о свободѣ слова, печати и митинговъ, о призывѣ всѣхъ гражданъ къ борьбѣ съ темными элементами въ населеніи, стремящимися посѣять между гражданами смуту и раздоръ въ такое важное переходное время.

Среди народа идутъ рѣчи объ общемъ погребеніи убитыхъ защитниковъ павшаго строя, среди которыхъ находились и трупы женщинъ въ солдатской одеждѣ, сбитыхъ съ разумнаго жизненнаго пути, или алчностью къ дорогому жалованью, или жаждою къ захвату и грабежу чужого добра.

Неужели добрые христіане откажутъ въ молитвахъ своихъ и этимъ жертвамъ „на брани убіеннымъ" въ братоубійственной бойнѣ изъ за верховенства власти большевиковъ, людямъ прельщеннымъ посулами всяческихъ благъ и въ большей части своей „невѣдавшихъ что творили"?..

29 Мая (11 Іюня) въ 5 ч. дня въ Воскресенскомъ Кафедральномъ Соборѣ были торжественно отпѣты Преосвященнымъ Михаиломъ, съ соборомъ многочисленныхъ священниковъ, 16 тѣлъ православныхъ чѳхо-словаковъ въ гробахъ, украшенныхъ вѣнками изъ живыхъ цвѣтовъ, при массѣ молящагося народа сь зажженными въ рукахъ свѣчами, заполнявшаго обширный Соборъ.

На глазахъ молящихся видны были признательныя слезы. Память почившихъ воиновъ славянъ, павшихъ геройскою смертью за попранную человѣческую свободу, отмѣчена была проповѣдническимъ словомъ, (о. Осиновскій) произнесеннымъ церковнымъ ораторомъ съ большимъ сердечнымъ подъемомъ.


Похороны погибших в Самаре 11 июня 1918 г. Фото из чехословацких архивов:


Славнымъ воинамъ оказаны были воинскія почести у храма и на кладбищѣ, гдѣ тѣла ихъ преданы землѣ, хотя и на чужой почившимъ, но и родной Славянской Землѣ.

Въ объявленіи Исполнительнаго Комитета революціонныхъ чехо-словацкихъ войскъ, въ избѣжаніе кривотолковъ злонамѣренныхъ людей и вреднаго вліянія ихъ на народный умъ, расклееномъ на стѣнахъ домовъ, объясняются причины того, почему воюютъ они: чехо-словаки вѣроломствомъ совѣтской власти вынуждены взяться за оружіе, чтобы съ нимъ дойти до Владивостока, отстраняя съ пути слѣдованія своего всяческіе вооруженные заслоны свергнутой власти.

Отъ лица того-же Комитета любезно выражена была благодарность всѣмъ тѣмъ Самарцамъ, кои собрали между собой 8 516 р. 86 к. въ пользу раненыхъ его воиновъ.

Въ свою очередь, въ отвѣть на братскую любовь русскихъ чехо-словацкій оркестръ 29/11 числа въ зданіи Общественнаго Собранія далъ концертъ съ назначеніемъ сбора въ пользу сиротъ и пострадавшихъ русскихъ семействъ въ періодъ вынужденной бомбандировки города. Какъ трогательное такое братаніе и соревнованіе родственныхъ по крови людей... Воскресеніе общественной жизни началось и въ прессѣ.

На время замолчавшія газеты „Волжское Слово", „Вечерняя Заря" и „Земля и Воля" начали выходить, ожидается выходъ „Городского Вѣстника", „Губернскихъ Вѣдомостей" и „Волжскаго Дня".

Миръ и вѣчный покой всѣмъ павшимъ борцамъ на стражѣ защиты разумной свободы, права и справедливости въ жизни гражданской! Слава всѣмъ выздоравливающимъ и здраствующимъ труженникамъ и защитникамъ правды въ устроеніи народной жизни...

Пусть закипитъ общая работа каждаго и всѣхъ гражданъ разстроеннаго отечества нашего на общее благо, на приведеніе въ порядокъ разрозненнаго, на довершеніе не доконченнаго. Да отойдутъ прочь отъ насъ безработица, при установленіи нормальныхъ цѣнъ на рабочія руки трудящихся массъ, да изчезнутъ, какъ дымъ, призраки всякихъ голодовокъ, и хлѣбныхъ, и пищевыхъ продуктовъ, и дровяныхъ, и, такъ сказать, одежныхъ и т. д.

Пусть возможно скорѣе красавица „Матушка Волга", теперь пустынная, какъ бы замеревшая, оживится снова флотиліей пароходовъ, грузовыхъ каравановъ, плотовъ и понесетъ на своей мощной груди благосостояніе и радость счастливой и довольной жизни въ мѣста и мѣстечки нѣкогда великой Россіи!
Пусть интеллигентныя народныя силы, отринутыя бывшей властью, займутъ по праву принадлежащія имъ мѣста и поведутъ впередъ и впередъ трудовой народъ.

Протоіерей Н. Аксеновъ.

29 Мая (11 Іюня) 1918 г.




Источники:
Текст:
Фотографии:

  • Альбом "Гражданская война на Волге и Каме" Бюро Горьковского землячества моряков б. Волжско-Каспийской военной флотилии. 1933 г.

  • Чехословацкие архивы

Tags: 1918, гражданская война, забытая история, загадки истории, изследования, история, ровно 100 лет назад
Subscribe

Posts from This Journal “ровно 100 лет назад” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments