Honzales (honzales) wrote,
Honzales
honzales

Categories:

Первый боевой поезд Ревякина и его роль в обороне Кинеля

Полтора года назад я уже писал о загадочном бронепоезде красных, принявшем бой с наступавшими на Кинель чехословаками в районе станции Смышляевка.

За минувшее время мне удалось прочесть множество новых материалов, начиная от книги упоминавшегося в том посте Павла Ермолаева "Первый бронепоезд. От Двинска до Кушки" до воспоминаний чехословацких легионеров и других документальных книг и газет с материалами о чехословацком легионе с сайта министерства обороны Чехословакии

Все собранные за это время и ранее материалы были мной проанализированы, сопоставлены, и у меня сложилась более или менее непротиворечивая картина событий, связанных с Первым боевым поездом Ревякина и его ролью в обороне станции Кинель в начале июня 1918 года.

Заодно выявилась и пара неточностей в книгах - но о них позже.

Иллюстрация из книга Павла Ермолаева "Первый бронепоезд. От Двинска до Кушки" (как вы понимаете, 3600 - опечатка, должно быть 360°) :

1-й боевой поезд Ревякина - Павел Ермолаев


Для начала коротко и с указанием конкретных источников опишу, что происходило на участке между Самарой и Кинелем в период после взятия Самары и до занятия станции Кинель войсками чехословацкого легиона.
Итак:

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА Н. И. ПОДВОЙСКОГО В НАРКОМВОЕН О ПОЛОЖЕНИИ НА ЧЕХОСЛОВАЦКОМ ФРОНТЕ № 620, ст. Уфа 11 июня 1918 г. 3 час. 15 мин.

Сообщаю положение дел на чехословацких фронтах и историю падения Самары. 4 июня чехословаки, после выигранного ими дела, обрушились в сызранскую сторону для нанесения ударов по нашим войскам, беспокоившим тыл, отсюда бой 5, 6, 7 июня. После этого последовали упорные бои за Самару, в результате которых 8 июня в 6 часов утра Самара пала.
Несмотря на наличие водных преград при слиянии рек Самары и Кинель, наши части, дезорганизованные слухами самыми нелепыми, в 18 часов 8 июня оставили ст. Смышляевку.
Одновременно были обнаружены неприятельская пехота и автомобили со стороны Алексеевки, с которыми наш броневой поезд выдержал короткий бой у дер. Смышляевки.
В 20 часов 30 минут был оставлен Предкинельский мост, а затем и ст. Кинель, где были уничтожены стрелка и крестовина.
Ввиду полной неустойчивости наших частей мысль о защите кинельского узла пришлось оставить. Отошедшие отряды немедленно приводятся в порядок; там, по линии железной дороги, приступлено к организации отрядов из местного населения.


Сравнение изложенного в этой докладной записке с другими материалами даёт несколько иную картину.

Для начала процитирую книгу кинельских краеведов В.И. Кривобокова и О.Н. Кудрявцевой "История Междуречья", с которой и началось моё знакомство с событиями 1918 года в Кинеле (цитируется по блогу И.Контратьева (gregorko):

6 июня на станцию «Кинель» подошел из Бугуруслана бронепоезд с отступающими красногвардейцами.

7 июня после полудня на станции уже разгружался эшелон с белочехами, командовал разгрузкой майор Ребенда. Вечером на озере Моховом был расстрелян комиссар Н.П. Дудочкин из Бузулука.

8 июня через Алексеевку прошли кавалерийский полк и броневики белочехов на штурм Самары.

Откуда у В.И. Кривобокова появились эти данные по 7 июня - совершенно непонятно, это противоречит абсолютно всем прочим известным мне источникам.
Единственное разумное объяснение, которое мне приходит на ум - это то, что источник, которым пользовался В.И. Кривобоков, собиравший материалы к этой книге, перепутал эшелон с белочехами под командой Ребенды с бронепоездом красных партизан под началом Ревякина...
Так или иначе, но версия событий 6-8 июня 1918 года из "Истории Междуречья" совершенно неправдоподобна, ибо согласно всем документальным материалам, чехословаки в это время были в Иващенково и только-только подтягивались к Самаре со стороны Сызрани.
Не выдерживает критики и упоминание 6 июня "отступающих красногвардейцев" - на самом деле прибытие со стороны Бугуруслана означало подтягивание красными сил для обороны Самары.
Как броневики чехов могли попасть в Алексеевку 8 июня - совершенно ясно, но только вот Самара была уже взята, и приехать они могли только со стороны Смышляевки.
В общем - в описании событий июня 1918 года полагаться на данные "Истории Междуречья" никак нельзя.

Вернемся же к нашему "Первому боевому поезду", фигурирующему в докладной записке Подвойского в короткой фразе "наш броневой поезд выдержал короткий бой у дер. Смышляевки".

По данным чехословацких источников с сайта www.valka.cz, публикующего мемуары легионеров, речь в данном инциденте шла об обстреле двумя ротами легионеров 1-го полка большевистского поезда с подкреплением, прибывшим со стороны Кинеля:

1-я и 9-я роты 1-го полка отразили атаку большевистского поезда, который только что прибыл из Кинеля на помощь Самарскому Совету.
После сильного обстрела чехословаками, этот поезд быстро вернулся в Кинель вместе с большевистской подмогой.


Хроники 1-й отдельной технической роты чехословацкого легиона (Kronika 1. samostatné technické roty v první českoslov. husitské střelecké divisi 1917-1920/ Author Památník odboje (instituce). Terezín: Ženijní pluk 1 v Terezíně, 1927) уточняют дату и даже указывают время боестолкновения между чехословацким блиндированным поездом "Орликом" номер 1 и красным "броневиком" под тем же номером 1:

9 июня в 10 часов утра "Орлик" отправился на разведку из Самары в Кинель.
Отогнав вражеский броневик после короткой артиллерийской дуэли возле Смышляевки, отправили на станцию разведку из 1-го техн. роты и пулеметчиков.


Таким образом, разработанная мной на основе анализа различных источников схема боевых действий на участке железной дороги между Смышляевкой и Кинелём 8-11 июня 1918 года выглядит следующим образом:



Подробности восстановительных работ на поврежденных отступающими красными путях, проводимых чехословаками перед занятием ст. Кинель, я уже приводил ранее.

Два моста на 144 версте были разрушены отступающими бойцами "Первого бронепоезда" Ревякина 9 июня 1918 года и восстановлены чехословаками к исходу дня 11 июня:



Купающиеся в реке Кинель у железнодорожного моста на 148 версте чехословаки на фоне торчащих из воды рельсов - следов разобранных и сброшенных в Кинель боевиками Ревякина путей:



Теперь, когда мы с вами разобрались с хронологией событий, происходивших между ст. Смышляевка и ст. Кинель в течении 8-11 июня 1918 года, пора поподробней рассказать о "Первом бронепоезде" Ревякина.
Эту информацию скрупулёзно, хоть и не без некоторых ошибок, собрал и обобщил Павел Ермолаев в своей книге:

В начале декабря 1917 года формирование отряда «Первый боевой поезд» было завершено. Основной ударной силой отряда служил бронепоезд, состоявший из орудийной платформы, бронированной пулеметной платформы, блиндированной платформы с установленным на нем орудийным броневиком «Гарфорд», бронированным паровозом и двумя платформами «щупальцами», нагруженными запасными рельсами, шпалами, стрелками и железнодорожным инструментом. Личный состав отряда насчитывал 280 человек. В состав отряда были включены три бронемашины: две пулеметные, типа «Остин»[1] и один тяжелый бронеавтомобиль с трехдюймовым орудием и тремя пулеметами, пятитонный «Гарфорд» с названием «Новик»[2]. Пулеметное вооружение отряда состояло из 6 пулеметов системы «Максим» и двух крепостных пулеметов, артиллерия – из 4-х трехдюймовых орудий. Каждый из партизан был вооружен винтовкой, револьвером «Наган» и ручными гранатами.

Отряду были приданы три железнодорожных состава, насчитывающие семь классных пассажирских вагонов для личного состава, товарные вагоны с боеприпасами, две платформы с легкими пулеметными бронемашинами и две платформы с трехдюймовыми орудиями. Один эшелон был вспомогательный. В нем находилась хозяйственная часть, три автомобиля (два грузовых и легковой), лошади, обоз и горючее. Все классные вагоны имели по четыре специальных пулеметных стола, расположенных в концах вагонов. Командиром и одновременно комиссаром отряда на общем собрании был выбран Константин Ревякин.


Что за бронепоезд был под командованием Ревякина - мы с вами выяснили, теперь постараемся выяснить подробности действия ревякинцев при обороне Самары и Кинеля.

Вновь слово Павлу Ермолаеву:

Ревякин

Самара – Оренбург
(май 1918 – июль 1918)

Ревякин со своим отрядом прибыл в Самару в первых числах мая проездом через Тулу, где принял участие в разоружении отряда анархистов. По прибытии в Самару весь сводный отряд Зиновьева поступил в распоряжение уполномоченного СНК РСФСР Кудинского. Обстановка в Самаре была тревожная. Город был одним из центров движения анархистов-максимали-стов. Получив большинство в губисполкоме и Советах, максималисты, анархисты и левые эсеры вступили в открытую конфронтацию с большевиками, среди которых также не было единства. Председателем Самарского губисполкома и губкома ВКП(б) на тот момент был В. В. Куйбышев, впоследствии видный партийный и советский деятель. В своих воспоминаниях Константин Ревякин упоминает, что был лично знаком с Куйбышевым.

<...>

Вечером 8 июня бронепоезд Ревякина проследовал через Кинель в сторону Самары и вступил в бой с противником на станции Смышляевка (восточная окраина Самары), после чего вернулся на станцию Кинель. Этот факт зафиксирован и чешскими историками: «9-я рота 1-го полка отражала большевистский поезд, который только что приехал из Кинели с подкреплением для советской Самары. Сильный и точный огонь чехословаков заставил этот поезд быстро отправиться обратно в Кинель».

Бойцам Ревякина удалось в последний момент взорвать железнодорожный мост, разрушить пути и тем самым приостановить наступление белочехов. Об этом эпизоде упоминает Ревякин в своих воспоминаниях.
Однако в докладной записке Н. И. Подвойского в Наркомвоен о положении на чехословацком фронте от 11 июня не упоминается о подрыве Кинельского моста, а говориться только, что на Кинели были разрушены стрелка, крестовина и водокачка.


Существует, однако, фотография, датированная июнем 1918 года, на которой чехословацкие легионеры занимаются ремонтом моста на станции Кинель. Остается предположить, что мост все же был разрушен.


Вот и вторая неточность в книгах о событиях июня 1918 года у ст. Кинель - как мы с вами абсолютно точно выяснили,  ревякинские боевики прибыли на ст. Смышляевка вечером 8-го, вступили в бой с чехословацким "Орликрм" утром 9-го, и при отступлении взорвали пару 6-метровых мостов на 144 версте.
Мост через реку Кинель на 148 версте (двухпролётный) остался цел, хотя и лишился верхнего строения пути.
Подтверждением моих выводов служат "Хроники 1-й отдельной технической роты..." и вышеприведенная фотография целого двухпролетного моста с купающимися чехословаками.

Фигурирующая же во многих чехословацких источниках и приведенная в качестве подтверждения взрыва моста через Кинель в книге Павлом Ермолаевым фотография, вероятней всего, изображает мост либо на 144 версте (хотя и не очень похож, ибо на глаз пролет больше 6 метров, да и с высотой явно что-то не то...), или мост через реку Кинель на уфимской ветке на перегоне между станциями Похвистнево и Абдулино:

Мост у Кинеля ремонт

Ниже - схема боевого рейда "Первого боевого поезда" из книги Павла Ермолаева:




В заключение - еще пара фотографий неиндефицированных блиндированных поездов Красной Армии периода 1918 года, которые, в принципе, могут оказаться фотографиями бронепоезда Ревякина, или, во всяком случае, мало отличаются от описанной выше его конфигурации:

Булла Виктор, Бронепоезд РККА;
Булла Виктор Бронепоезд РККА
Красные у бронепоезда


Tags: 1918, Кинель, гражданская война, забытая история, загадки истории, изследования, история, ровно 100 лет назад
Subscribe

Posts from This Journal “изследования” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments