Honzales (honzales) wrote,
Honzales
honzales

Category:

Чехословаки в Самаре (по данным Высшей военной инспекции РККА)

«Торжество самарских белогвардейских холопов и буржуазных предателей кончится для них ужасом…»
(с) Доклад Высшей военной инспекции РККА «Чехословаки в Самаре». Не позднее июля 1918 г.


Я уже неоднократно обращался к теме взятия Самары войсками чехословацкого легиона в июне 1918 года, года полтора назад, в честь 100-й годовщины этого события, даже провёл подробное исследование этапов штурма города 8 июня 1918 года на основе данных из чехословацких источников, имевшихся у меня на тот момент советских данных и показаний очевидцев.

Совсем недавно на портале "Архивы России" мне попался любопытнейший документ, на основе которого, по-видимому, и писалась вся дальнейшая советская версия событий 8 июня 1918 года.

Этот документ - доклад Высшей военной инспекции РККА "Чехословаки в Самаре".
Текст его был отпечатан в типографии издательства ВЦИК под грифом «Весьма секретно». Н.И. Подвойский представил его Центральному исполнительному комитету РСФСР, Совнаркому РСФСР и ЦК РКП(б) не ранее 19 – не позднее 24 июня 1918 г.

В качестве иллюстрации к докладу приведу схему боёв за Самару 8 июня 1918 года, разработанную мной по данным из советских и чехословацких источников к 100-летию штурма Самары:




Машинописная копия этого доклада хранится в РГВА (Ф. 10. Оп. 1. Д. 240. Л. 29–36.), цитируемый далее в данном посте текст из данного документа выделен красным курсивом.

В преддверии 102 годовщины РККА, мне думается, самое время еще раз вспомнить о событиях июня 1918 года, изложив их параллельно с 2 диаметрально противоположных точек зрения.
Мои комментарии, мнения и выводы  - как обычно, обычным шрифтом.
Цитаты из чехословацких источников с сайта www.valka.cz даны синим курсивом.

Сравнительно легкий и быстрый захват чехословаками Самары объясняется исключительно предательским выступлением правоэсеровских белогвардейских банд [в] наиболее критический момент обороны.

Несмотря на ряд неудач в предшествовавших боях, красноармейские отряды, сосредоточенные в Самаре, не проявляли признаков деморализации. Был предпринят ряд мероприятий к защите города: окопы были улучшены, около моста были устроены предмостные укрепления.

К реке Самарке были переброшены значительные силы.
На Хлебной площади в двух местах расположилась артиллерия.

При таких условиях Самара держалась в продолжение трех-четырех суток. По ночам город подвергался бомбардировке. Наша артиллерия отвечала удачно.
В ночь на 8 июня начался усиленный артиллерийский обстрел города со стороны чехословаков.

Орудия у противника, очевидно, были хорошо пристреляны в определенные пункты и, главным образом, – наши батареи, расположенные на Хлебной площади.


Тут могу заметить, что пристрелять орудия можно было только по заренее точно разведанным целям и ориентирам - и в этом чехословацким артиллеристам сильно помогла упомянутая И.М. Брушвитом в <Вестнике комитета учредительного собрания> N49 за 6 сентября 1918 года ...присылка Бурцевым подробного плана полковника Галкина "Как взять Самару".

Чехословацкие батареи устроили огневую завесу, и огонь достиг такой чрезвычайной силы, что держаться далее не представлялось возможным, и прислуга разбежалась. Снаряды рвались над батареями и над окопами.
Несколько 6-дюймовых снарядов попали в элеватор, произведя громадное разрушение. От снаряда загорелась мельница Соколова, в которой погибло около десяти тысяч пудов хлеба.


Эти данные полностью совпадают с данными чехословацких источников:
В сложной ситуации его немедленно поддержал точным огнём своей пушки, которую он перебросил в Слободку на берег реки, прапорщик Шар.
Его пушка смогла несколькими выстрелами поджечь элеватор, после того, как взовался нефтяной танк силовой станции, которая была одним из опорных пунктов позиций противника в этом месте у реки.


Штаб наших войск находился в клубе коммунистов.

Здание бывшего Клуба коммунистов - разрушения здания вызваны не штурмом более чем столетней давности, а вот вмятины от пуль на опоре трамвайной сети - таки да :




Комендант города т. ­Рыбин [1], отправившийся около 4 часов утра для осмотра позиций и дачи приказаний, недалеко от клуба был окружен шестнадцатью белогвардейцами. Шофер был убит, а Рыбин взят в плен. На выручку Рыбина немедленно был послан отряд, но при выходе из клуба отряд этот подвергся обстрелу с двух смежных с клубом углов.
Таким образом стало ясным, что штаб окружен белогвардейцами и всякая попытка выйти из клуба, устраивать связь с отрядами кончилась безуспешно.

Из клуба был отправлен отряд в 15 человек под прикрытием нашего пулемета во главе с Любецким [2], членом продовольственного комитета, для осмотра квартала и разгона стрелявших. Но часть этого отряда вместе с Любецким была окружена группой в 40 человек и уведена в плен.

Другая часть отряда, человек пять, возвратилась в клуб, и по ее показаниям создалась полная уверенность, что вокруг клуба оперируют белогвардейцы. Попытки связаться при посредстве телефона также не увенчались успехом, так как провода были порваны. Надо полагать, что приблизительно в это время, часов в 5–6 утра 9 июня чехословаки начали входить в город.


Здесь в докладе явная опечатка - штурм Самары чехословаки начали в ночь с 7 на 8 июня, к 6 часам утра 8 июня передовые части чехословацкого корпуса форсировали Самарку в районе элеватора и при поддержке блиндированного поезда "Орлик" захватили железнодорожный мост, начав продвигаться по Заводской в сторону Клуба коммунистов и вдоль железной дороги в сторону Смышляевки:

III батальон Четвертого полка продолжал борьбу за переправу через Самарку из Самарской Слободки на другой берег.
...
Рано утром в Самаре начался бой.
Он продолжался до 6 часов утра, в то время как чехословаки продвигались молниеносно.
Большевики бежали в основном из-за сумасшедшей паники, едва только чехословаки  нападали на них, задерживаясь только в тех местах, где было более решительное сопротивление.

Они бросали оружие и снаряжения, и бежали, пытаясь спасти себя.
...
1-я и 9-я роты 1-го полка отразили атаку большевистского поезда, который только что прибыл из Кинеля на помощь Самарскому Совету. После сильного обстрела чехословаками, этот поезд быстро вернулся в Кинель вместе с большевисткой подмогой.


Наиболее активные бои шли только за здание Самарского Совета и за здание «Клуба коммунистов», защищенное многими пулеметами.

Здесь враг защищался решительным яростным огнём из всего, что у него было, до тех пор, пока атакующих чехословаков не поддержал артиллерийским огнём подпоручик Владимир Холявин с бронепоезда «Орлик».

Ему удалось уничтожить опасный вражеский пулемет на балконе «Клуба коммунистов», который простреливал всю улицу.


На бывшей Заводской (ныне ул. Венцека) до сих пор сохранились опоры контактной сети трамвая со следами от пуль атаковавших Клуб коммунистов чехословаков:



Около 7 часов утра некоторые члены штаба с несколькими дружинниками решили попытаться выбраться из помещения клуба. Перелезая с крыши на крышу соседних домов, они добрались до Павской улицы, намереваясь направиться к Волге.
На Павской улице они подверглись страшному обстрелу с Троицкой улицы.

Не доходя Волги, они встретили части Московского и Смоленского отрядов, сходивших с пароходов. Было отдано распоряжение начальнику отряда немедленно идти к клубу и освободить его от осады белогвардейцев. Отряд отправился к клубу, а тт. Куйбышев [3], Теплов [4], Коган [5] и дружинники продолжали продвигаться к пароходу под страшным обстрелом. Стреляли у окон, с крыш, из-за углов…


Обозная рота 4-го пехотного полка с частью 1-го батальона 1-го стрелкового полка пыталась преследовать часть большевиков, которые сбежали по реке на кораблях.

Сделалось очевидным, что наши войска отступили по всему фронту. Отступление это объясняется рядом причин, из которых наиболее существенная, во‑первых, оторванность штаба, во‑вторых, недостаточная стойкость Уфимского отряда, отступившего слишком поспешно и давшего таким образом возможность неприятелю, почти без жертв, овладеть мостом через Самарку, и в‑третьих – предательское восстание эсеровских белогвардейцев в тылу.


Во главе этого восстания стояли члены Учредительного собрания, правые эсеры Брушвит [6], Климушкин [7] (?), Фортунатов [8], Вольский [9] и Нестеров [10].
Выступление контрреволюционеров было в значительной мере облегчено тем обстоятельством, что все советские силы были отвлечены на позиции и по охране города. Для борьбы с контрреволюцией ничего не оставалось. Даже для охраны штаба не было достаточно сил, что и содействовало в достаточной степени катастрофе.


В 6.00 город был уже захвачен и обеспечен охраной.

В борьбе советская сторона потеряла 200 убитых и десятки раненых.
Около 450 большевиков были арестованы.

Чехословаки захватили несколько ценных складов с оружием и оборудованием, десятки пулеметов и складов боеприпасов и снаряжения, а также полные продуктовые магазины, несколько производств, несколько грузовиков и легковых автомобилей, пассажирские и грузовые суда в порту, много вагонов и локомотивов.
Они даже взяли несколько самолетов.

За этот успех чехословаки заплатили 19 убитыми ( 8 - из 1-го стрелкового полка и 11 - из 4-го полка ) и более 60 раненых.

Около 8.00 утра на железнодорожную станцию Самара прибыл и III батальон 4-го пехотного полка после того, как он переправился через Самарку из Засамарской Слободки и связал боем часть противника в ходе боя в городе.
Во второй половине дня в Самару прибыли остальные эшелоны Пензенской группировки и штаб-квартира группы.


Определенный интерес представляет и советская версия событий, происходивших в Самаре непосредственно после её захвата чехословаками, мзложенная в упомянутом докладе высшей военной инспекции РККА - но об этом я расскажу как-нибудь позже.

Ссылки в тексте доклада, расшифрованные в цитируемой статье, поясняющие приведенные в докладе персоналии:

[1] РыбинА.И. – примыкал к эсерам, в мае 1918г. начальник штаба охраны, в июне 1918 г. военный комендант Самары. Участник боев с белочехами в Самаре. В 1918–1919 гг. начальник Самарской городской милиции, затем начальник губернского уголовного розыска и губернской милиции.

[2] ЛюбецкийИ.Г. – член продовольственного комитета Самарского губисполкома.

[3] Куйбышев Валериан Владимирович (1888–1935) – член РСДРП(б) с 1904 г. В 1917 г. председатель Самарского комитета ­РСДРП(б), Самарского совета, председатель Военно-революционного комитета и губкома партии. С 1918 г. председатель Самарского губисполкома. Участник боев с белочехами в Самаре. В июле–октябре 1918г. политкомиссар и член РВС 1-й и 4-й армий, с октября 1918 г. председатель Самарского губкома партии. С апреля 1919 г. член РВС Южной группы армий Восточного фронта, одновременно председатель Военного совета Самарского укрепрайона.

[4] Теплов Николай Павлович (1887–1942) – член РСДРП(б) с 1904г. Рабочий. В 1917 г. член исполкома Самарского совета, член губкома партии, организатор Красной гвардии. Участник боев с белочехами в Самаре. С сентября 1918 г. в Красной армии, позже член ВЦИК и ЦИК СССР.

[5] Коган Евгения Соломоновна (1886–1938) – член РСДРП(б) с 1907 г. В 1912 г. член одной из большевистских «боевых дружин». В 1917–1919 гг. вторая жена В.В. Куйбышева. В 1917 г. член Самарского губернского ревкома, секретарь Самарского губкома РСДРП(б) по оргработе, член исполкома Самарского совета. Участник боев с белочехами в Самаре. В 1918–1920 гг. член ревтрибунала 1-й армии. Репрессирована. В 1938 г. расстреляна, реабилитирована в 1954 г.

[6] Брушвит Иван Михайлович (1879–1946) – член партии эсеров (ПСР) с 1901 г. В 1917 г. председатель исполкома Самарского губернского комитета народной власти, гласный Самарской думы, член Учредительного собрания от Самарской губернии. Член, позже уполномоченный председатель Совета управляющих ведомствами Комуча, товарищ председателя и управляющий Ведомством финансов. С 11 июля 1918 г. представитель Комуча в военном штабе; с 14 августа товарищ председателя президиума Комуча. Член Комитета для ликвидации Омского переворота, учрежденного съездом членов Учредительного собрания. Эмигрировал, жил в Праге. В 1945 г. арестован органами «Смерш», приговорен к 5 годам тюремного заключения. Умер в местах лишения свободы, реабилитирован в 1992 г.

[7] Климушкин Прокопий Диомидович (1887–1956 (?)) – сельский учитель, член ПСР с 1905 г. В 1917 г. прапорщик, председатель Самарского городского комитета ПСР, член Самарского совета военных депутатов, гласный Самарской думы, член Учредительного собрания от Самарской губернии. С 9 июля 1918 г. управляющий всеми административными делами и органами охраны и самоуправления. Возглавлял Ведомство внутренних дел Комуча, член Совета управляющих ведомствами Комуча. В 1920 г. эмигрировал в Чехословакию. В 1945 г. арестован, приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Освобожден в 1956 г.

[8] Фортунатов Борис Константинович (1886–1936 (?)) – член ПСР с 1902 г., в 1907 г. член Московского комитета ПСР. В 1917 г. солдат 4-го саперного полка, товарищ председателя Самарского совета, член Учредительного собрания от Самарской губернии. В июне 1918 г. член военного штаба Комуча, с 29 июля – военного совета при командующем всеми войсками его Народной армии. В 1920-е гг. руководил заповедниками «Аскания-Нова», Крымским, Приморским. Репрессирован, скончался в больнице Карлага.

[9] Вольский Владимир Казимирович (1877–1937) – до 1903 г. социал-демократ, с 1903 г. член ПСР, с 1914 г. интернационалист-«пораженец». В 1917 г. товарищ Тверского губернского совета крестьянских депутатов, председатель Земской управы. Член исполкома Всероссийского совета крестьянских депутатов, Учредительного собрания от Тверской губернии. С февраля 1918 г. член Крестьянской комиссии при ЦК ПСР, затем управляющий по организации продовольствия и промышленности Комуча. С августа 1918 г. председатель Комуча и Совета управляющих ведомствами Комуча, затем председатель Президиума Комуча. После колчаковского переворота в Омске вступил в союз с большевиками против белогвардейцев. После Гражданской войны репрессирован. В 1937 г. расстрелян за принадлежность к «антисоветской террористической организации».

[10] Нестеров Иван Петрович (1887–1960) – член ПСР. В 1917 г. гласный Минской городской думы, член ВЦИК от левых эсеров, член Учредительного собрания от Минской губернии, Совета управляющих ведомствами Комуча. С 9 июня 1918 г. управляющий ведомствами путей сообщения и народного просвещения Комуча. Член Уфимского правительства. Эмигрировал вместе с белочехами в Чехословакию. В 1945 г. арестован и вывезен в СССР. Освобожден в 1956 г. Вернулся в Чехословакию.


Источники:

Статья с портала "Архивы России", опубликованная в журнале «Отечественные архивы» № 3 (2018)
Статья с сайта www.valka.cz
Tags: 1918, гражданская война, забытая история, загадки истории, изследования, история, ровно 100 лет назад
Subscribe

Posts from This Journal “ровно 100 лет назад” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

Posts from This Journal “ровно 100 лет назад” Tag