Honzales (honzales) wrote,
Honzales
honzales

Category:

Куйбышевский оборонительный обвод

Точкой отсчёта начала строительства оборонительной системы региона является постановление бюро Куйбышевского обкома от 20 октября 1941 года.
В соответствии с решением Государственного Комитета Обороны СССР от 13 октября 1941 года № 782 сс бюро обкома под председательством первого секретаря М. Я. Канунникова постановило провести в течение 10 дней рекогносцировочные работы и разбивку сооружений по всему обводу предполагаемого рубежа.
Работы по строительству рубежа должны были начаться немедленно после получения всех данных и в первую очередь должны были сооружаться земляные противотанковые укрепления.
Рубеж предполагалось строить на территории ряда районов Куйбышевской области, куда входили нынешняя Самарская, Ульяновская, (до 19 января 1943 года входила в состав Куйбышевской области), а также Пензенская области.
Цель строительства оборонительного рубежа – создать линию обороны по рекам Волге и Суре, чтобы защитить военно-промышленный комплекс Куйбышевской области и препятствовать прорыву немцев за Волгу. Руководством строительства занимались местные областные власти и 4 управление Военно-полевого строительства Наркомата обороны СССР.
[1]

Докладная записка начальника управления НКВД по Куйбышевской области Попкова секретарю Куйбышевского обкома ВКП (б) М. Я. Канунникому. 25 ноября 1941 г.[3]
ГУСО «Самарский областной государственный архив социально-политической истории», ф. 656, оп. 19, д. 42, л. 113.:




Посмотрим, что же за постановление принял ГКО 13 октября 1941 года [6]:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ
№ГКО-782сс от 13.10.1941 г.


ОБ ОБОРОНИТЕЛЬНОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ.
1. Образовать при НКО Главное Управление Оборонительного строительства с задачей форсированного строительства намеченных оборонительных линий типа полевых укреплений.
2. Передать в распоряжение ГУОБР строительные организации НКВД, работающие по оборонительному строительству.
3. Разрешить ГУОБР"у организовать саперную армию в 300 тысяч человек.
4. Подчинить ГУОБР"у военно-полевые армейские и фронтовые строительные организации ("военно-полевые строительства").
5. Задача ГУОБР"а:
строительство первой линии от Медвежьей Горы по восточному берегу Онежского озера и восточному берегу Екатерининского канала, Череповецкий УР, Рыбинско-Ярославско-Ивановознесенский УР, Горьковский УР, линия реки Ока, Цна, Дон в районе Лебедынь и далее на юг по восточному берегу Дона, и одновременно с этим строительство второй линии по северному и восточному берегу Волги от Горьковского УР"а до Астрахани, с УР"ами Казанским, Ульяновским, Куйбышевским (двойная линия), Саратовским, Сталинградским.
Окончание работ 10 декабря 1941 года.
6. Специальным группам строителей под руководством ГУОБР"а поручить строительство оборонительной линии в районах предгорий Северного Кавказа от Темрюка, по южному берегу реки Кубани, через Баталпашинские предгорья и далее по южному берегу реки Терека до Каспийского моря, имея при этом одновременное строительство УР"ов - Краснодарского, Тихорецкого, Ставропольского, Грозненского.
7. Назначить начальника ГВИУ НКО т.Котляра начальником ГУОБРиа, первым заместителем начальника ГУОБР"а т.Павлова, вторым заместителем т. Салащенко.
8. При начальнике ГУОБР"а иметь штаб.
9. Общее руководство оборонительным строительством поручить Наркомвнудел т.Берия.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ

И. СТАЛИН


Таким образом, строительство оборонительных обводов было поручено контролировать НКВД, которому подчинялись армейские и фронтовые строительные организации, в дальнейшем в документах именуемые ВПС ("военно-полевые строительства").

Далее процитирую Малинкина Е. М., главного специалиста отдела использования архивных документов ГУСО «СОГАСПИ» [ в списке источников обозначен под номером 1]:

Районы области были включены в Управления военно-полевого строительства (ВПС), начальниками которых становились секретари райкомов ВКП(б) и председатели райисполкомов. Им вменялось в обязанность
формирование в трёхдневный срок аппаратов Управлений с участием партийных, советских и хозяйственных организаций.


Начальники ВПС должны были произвести «мобилизацию инженерно-технических, административно-хозяйственных и снабженческих работников для укомплектования как аппаратов ВПС, так и для аппаратов полковых строительных участков».

Все имеющиеся стройматериалы, оборудование и инвентарь должны были быть использованы в первую очередь на строительстве рубежа. Для обеспечения строительства всеми ресурсами с 22 октября на территории Куйбышевской области была введена бесплатная трудовая и гужевая повинность населения. Большая часть людей мобилизовывалась партийным руководством, оставшуюся молодёжь пытался мобилизовать обком
ВЛКСМ (согласно постановлению бюро обкома ВЛКСМ от 20 октября).
Райкомы комсомола мобилизовывали в районах, как колхозников-комсомольцев, так и рабочих и служащих, а также учащихся сельскохозяйственных техникумов. На уровне райкомов комсомола учащиеся школ не привлекались.


Важно отметить, что кроме разнарядок по количеству рабочей и гужевой силы, количеству техники, в постановлении указывается, что все мобилизованные должны были обязательно явиться с запасом продовольствия и фуража, обеспеченные тёплой одеждой и со своим инвентарём.
К сожалению, этот пункт стал одной из основных проблем строительства.


Согласно плану военно-полевого строительства территория Куйбышевского оборонительного рубежа была разделена на 21 сектор, к каждому из которых относились как минимум 3 района и/или города.
Некоторые сельские районы и города одновременно прикреплялись к разным участкам ВПС: так город Куйбышев относился к Жигулевскому, Куйбышевскому, Красноярскому и Новоставропольскому секторам.
Каждый прикреплённый район обязан был предоставить определённое количество рабочей силы, автомашин, гусеничных и колёсных тракторов, а также гужевой силы.


Так, Молотовский (ныне Волжский) район должен был мобилизовать на строительство рубежа 6 тысяч человек рабочей силы, 20 автомашин, 15 гусеничных и 50 колесных тракторов, 500 лошадей;
Сызранский район - 6500 человек, 20 автомашин, 5 гусеничных и 20 колёсных тракторов, 750
лошадей;
Ставропольский район - 6500 человек, 30 автомашин, 50 гусеничных и 100 колёсных тракторов, 400 лошадей.
Если говорить о ресурсах, которые должны были предоставить в оборонительные сектора крупнейшие города, приписанные к рубежу, то здесь мы видим следующую картину:
Куйбышев должен был предоставить в 4 сектора, к которым он относился, в общей сложности 22 тысячи
человек,
Сызрань, совместно со станцией Батраки должны были предоставить 12 тысяч человек и 200 лошадей в 2 сектора,
Ульяновск должен был предоставить в свой сектор 13 тысяч человек, 25 автомашин и 200 лошадей. Предполагалось, что основные работы по строительству будут проведены уже к середине ноября.


Руководство области и управления по строительству сразу же столкнулось с проблемой резкого несоответствия запланированного числа рабочих и техники и того, что в реальности присылали районы.
Некоторые районы ВПС дали лишь половину людей, например, Новоспасский, Радищевский и Старокулаткинский дали менее трети. Из некоторых районов вообще не было прислано ни одного человека, и даже города давали в несколько раз меньше людей, чем планировалось.


В каждый район, приписанный к рубежу, на имя секретарей райкомов ВКП(б) направлялась разнарядка, подписанная секретарём обкома и заместителем наркома обороны где оговаривалось число рабочих, техники и гужевой силы, которые должны были быть направлены на соответствующий участок, за подписями
секретаря обкома партии Канунникова и зам. наркома внутренних дел Круглова.
Стоит отметить, что изначальный план на каждый район от 21 октября 1941 года был изменён уже через несколько дней - 26 октября.


Намеченные ранее работы в каждом районе отменялись, штаты ВПС расформировывались, начальники ВПС
должны были вернуться к своим прямым обязанностям. Инженерно-технические работники, посланные на строительство рубежа, должны были немедленно отправиться в заданный населённый пункт в распоряжение начальника местного ВПС.


Сразу после начала работ возник ряд серьёзных проблем, значительно замедлявших строительство. Колхозы разрывались между необходимостью выполнять план по хлебозаготовкам и мобилизацией на строительство рубежа.
Руководители районов нередко вынуждены были доказывать, что не могут послать людей по разнарядке. На строительство мобилизовывали кого только могли, но и это не помогало дать предписанное количество рабочей силы.


Работники управлений ВПС, милиции, НКВД постоянно сигнализировали в обком, что из районов присылают подростков (до 12 лет), стариков (до 70 лет), больных (в том числе имеющих справки от врачей), инвалидов, беременных, а в Теренгульском районе среди мобилизованных оказался даже умалишенный.
Таких мобилизованных отправляли назад.
При этом, как правило, они были плохо обуты и одеты, не всегда имели с собой тёплые вещи, а запас еды у рабочих заканчивался уже через пару дней. Подобная халатность приводила к трагичным результатам, в том числе и к самоубийствам.


Дезертирство было массовым и при этом предсказуемым ввиду условий организации работ в начальный период. Кроме недостатка и плохого качества продовольствия, мест размещения присланные рабочие часто самовольно уходили со своего участка ВПС из-за элементарного отсутствия работы и отсутствия какого-
либо руководства по строительству.
В условиях, когда, согласно милицейским сводкам, основанным на показаниях самовольно ушедших, «никто не мог объяснить, что делать и куда идти», мобилизованные группы просто возвращались в свои колхозы. Обычно люди уходили группами от 5 до 30 человек, но в ряде районов уходили целые мобилизованные группы численностью более 1000 человек.


Чрезвычайно низкий уровень дисциплины приводил к тому, что мобилизованные рабочие уходили со своих участков даже в условиях нормального обеспечения продовольствием, которое подчас было лучше, чем в колхозах. Во многих случаях путь на ВПС не был обеспечен нормальным руководством, на нужное место рабочие добирались хаотично, терялись по дороге, часто возвращались с полпути обратно.
Как правило, в дороге съедался весь провиант (руководство сельсоветов нередко предупреждало, что едут они только на 10 дней и запас еды и тёплых вещей не нужен) и фураж, а на местах местные жители не давали прибывшим ни провианта, ни жилья.



Многие районные отделы НКВД выявляли в ряде участков ВПС провокаторов, были случаи сопротивления мобилизации. Агентура НКВД на предприятиях, куда возвращались со строительства рабочие, а также данные перлюстрации почтовой корреспонденции, выявляли озлобление людей и распространение панических настроений.
Так, из письма Куйбышевского рабочего, работавшего в районе села Жигули, можно вывести общее настроение мобилизованных, силы и терпение которых, в условиях управленческого хаоса, проживания в холодных бараках и постоянной нехватки продовольствия, быстро иссякали и люди массово готовились к побегу.
[1]

Из докладной записки начальника управления НКВД по Куйбышевской области Попкова секретарю Куйбышевского обкома ВКП (б) М. Я. Канунникому от 25 ноября 1941 г. [3]:

На заводе № 42 в 13 цехе работница завода Ионова Мария после возвращения со строительства оборонительного рубежа в группе рабочих и служащих рассказывала следующее:

«В районе Жигулей, где строится укрепление, мобилизованные рабочие умирают с голода: по три дня не дают хлеба, на всех рабочих имеется только один котел, где варится пища, и чтобы получить горячую пищу, нужно простоять целый день в очереди. Люди спят на открытом воздухе. За время пребывания на строительстве при мне покончили жизнь самоубийством три женщины».

 «Пока остановились в с. Большая Рязань, на работу все еще не ходим, гоняют как баранов, хлеба не дают, что делать дальше не знаем, норма больше двух кубометров на человека, пока не выполнишь норму, весь Кинельский район домой не отпустят, начинают заедать вши, на ночлег в одну хату сгоняют по 14 человек. Как на грех выбрали бригадиром, терпеть больше нет сил, и я сейчас готова на все».



Продолжу цитировать Е.М. Малинкина [1]:

По месту прибытия рабочие постоянно сталкивались с нехваткой инвентаря и техники, количество которых мало соответствовало запланированным нормам на человека и на каждый участок строительства.
Так, на участке Майнского ВПС приходился 1 лом на 100 человек, 1 кирка на 459 человек и 1 топор на 35 человек. В результате участок, укомплектованный всего на 35%, имел в своём распоряжении менее 10% инструментов.

Показательна ситуация, произошедшая с рабочими Молотовского и Кинельского районов. Прибывшие в Куйбышев бригады имели с собой всё необходимое, но им заявили, что всё уже есть и ничего везти не нужно.
В Шигонском районе более 600 человек, согласно данным НКВД, не выходило на работу из-за отсутствия одежды, обуви и даже питания. Эта ситуация складывалась в первой половине ноября на фоне
усиливающихся холодов, в результате чего темпы работы были катастрофически низкими.



Созданный в Куйбышеве строительный участок ВПС был направлен в село Жигули Сосново-Солонецкого района. По прибытии рабочих встречало отсутствие нормальной системы питания, жилья, инструментов и техники. В результате вместо начала работы приходилось ремонтировать общежития, выделять людей для организации питания, чем должен был заниматься райпотребсоюз ещё до прибытия рабочих.
Не лучше была организована и подборка людей на строительство. На 20 ноября пришлось отпустить почти 300 человек по причине проблем со здоровьем, что не могло не сказаться на темпах работы. На строительстве господствовала уравнительная система по нормам выработки.
Несмотря на выделение нескольких видов грунта (песок, глина, чернозём, гравий и т. д.) норму для всех участков ставили более 2 м3.


К началу декабря ситуация почти не улучшилась, при этом значительных людских ресурсов из районов уже ждать не приходилось. В местных колхозахоставался работать практически тот же контингент, что и на участках ВПС, к тому же шла мобилизация на строительство и обслуживание дорожной системы, на
предприятия, в эвакогоспитали и т.д.

Усиление холодов стало одной из основных проблем строительства. В письме секретаря обкома по строительству Сурина от 15 декабря 1941 года первому секретарю обкома делается вывод, что в условиях слабой организации строительства, путаницы в руководстве работами на местах, неприспособленности
рабочего инвентаря к зимним условиям и традиционных плохих бытовых условий, строительство рубежа, при имеющихся 107 тысячах человек, будет завершено не ранее чем через несколько месяцев.

... в Жигулёвском ВПС комсомольские работники, в основном, работали в штабах, на земляных же работах работали пятнадцатилетние подростки.[1]


Что касается вопроса, были ли достроены сооружения куйбышевского обвода, мнения исследователей расходятся.
Малинкин Е. М. склоняется к тому, что строительство было таки завершено, хотя все его выводы построены на косвенных свидетельствах - документов о том в архивах не обнаружено.
Однако есть достаточно авторитетное мнение других историков, приводящих документальные свидетельства того, что строительство было сначала отложено, а затем возобновлено не в полном объёме.


Маляров В.Н. в своей книге [2] пишет:

27 декабря 1941 г. вышло постановление ГКО «О сокращении строительства оборонительных рубежей». Учитывая изменение фронтовой обстановки и особенности работ по строительству рубежей в зимних условиях, Главному управлению оборонительного строительства Наркомата обороны было предложено отложить до весны 1942 г. строительство Заволжского рубежа в пределах Куйбышевской, Саратовской, Сталинградской областей и Калмыцкой АССР.[2]

17 мая 1942 года вышло постановление особого заседания исполкома Куйбышевского областного совета депутатов трудящихся № 135 «О восстановлении оборонительных рубежей Куйбышевской области»[1] .

Решение обязывало председателей исполкомов райсоветов десяти районов, относящихся теперь к Ульяновской области, выделить в общей сложности 1700 человек рабочей силы (в основном по 200 человек от района), а также транспорт и инструменты на 20 дней для восстановительных работ.
Основанием для этого решения послужило постановление ГКО от 26 марта 1942 года № 1501/сс, о восстановлении оборонительных сооружений и ПТП (противотанковых препятствий), возведённых на территории Куйбышевской области.


При восстановлении рубежа проводилась проверка территории, на которых расположены укрепления рубежа, на наличие дезертиров, уклонистов и уголовников. Для этой цели, а также для проверки организации охраны рубежа, на место была направлена группа работников областного управления НКВД.
В результате проверки был составлен рапорт, приложенный к письму от 3 июня 1942 года заместителя начальника УНКВД по милиции Куйбышевской области майора милиции Бызова секретарю обкома ВКП(б) Никитину.
Основными объектами проверки были ДОТы и ДЗОТы, проверяемые на возможность использования в качестве укрытий. Проверялись укрепления на территории Майнского, Барышского, Кузоватовского, Тагайского и Инзенского районов.
Согласно рапорту местная линия обороны состояла из пулемётных гнёзд, миномётных площадок, артиллерийских огневых точек и др. Имелись также землянки с бойницами, крыши которых засыпаны землёй и камнями до трёх метров, противотанковые окопы и препятствия.
Значительное число ДОТов и ДЗОТов оказались недостроенными, стройматериалы (брёвна, доски), а в некоторых местах и инструменты в большом количестве разбросаны и испорчены (сломаны, сгнили).
У большинства ДОТов и ДЗОТов обвалились ходы, земляные сооружения осели и осыпались, деревянные сооружения оголились.
Большинство сооружений залито водой и обвалилось.

В результате проверки было установлено, что охрана оборонительных сооружений фактически отсутствует. Райвоенкоматы, которым была поручена охрана рубежа, не предприняли даже элементарных мер.



Судьба рубежа после того, как ликвидирована опасность вторжения врага на территорию Куйбышевской области и сопредельных областей, была решена 5 марта 1944 года.
В письме № 0385 от указанного числа командующий войсками ПриВО генерал-лейтенант Калинина, член Военного совета генерал-майор Рыбинского и зам. начальника штаба ПриВО полковник Чатаева сообщили первому секретарю Куйбышевского обкома ВКП(б) и председателю Куйбышевского облисполкома, что дальнейшая охрана и поддержание в порядке оборонительных сооружений тыловых оборонительных рубежей на территории Куйбышевской области прекращается в виду нецелесообразности.


Большая часть всех сооружений передавалась районным властям с инструкциями по их использованию.
1. Деревянно-земляные сооружения, соты, козырьки, лёгкие покрытия, окопные укрепления, орудийные и миномётные площадки, заградительные деревянные сооружения предназначалось разобрать, а лесоматериалы использовать на хозяйственные нужды районов.
2. ДЗОТы, убежища и землянки предназначалось оставить под овощехранилища и полевые станы.
3. В прежнем режиме эксплуатации должны были использоваться сборные железобетонные ДОТы и железобетонные колпаки.
[1]

Весьма небезынтересно было бы посмотреть на карты и планы Куйбышевского оборонительного обвода - эти документы, по идее, должны быть в архивах МО по 4-й сапёрной армии, которая, в частности, строила обвод [4] - ведь подразделениями мобилизованных в трударми, кто-то должен был руководить со стороны инженерно-сапёрных специалистов:

4-я саперная армия сформирована в Приволжском военном округе в городе Куйбышев в составе 8,9,10 и 11-й саперных бригад.
Строила оборонительные сооружения в Чувашской и Татарской АССР, Куйбышевской области на рубеже Чебоксары, Казань, Ульяновск, Сызрань, Хвалынск, а также Казанский и Куйбышевский оборонительные обводы.



Небезинтересен состав сапёрной армии [5]:

Каждая сапёрная армия состояла из:
— управления армии во главе с Военным советом (штат № 012/91, штатная численность: 40 военнослужащих и 35 вольнонаёмных, приказом НКО № 0519 от 25 июня 1942 года штат управления был увеличен: штат № 012/2, 122 военнослужащих и 62 вольнонаемных)
— две-четыре отдельные сапёрные бригады.

В состав отдельной сапёрной бригады входили:
— управление бригады (штат № 012/92, 43 военнослужащих и 33 вольнонаёмных);
— 19 отдельных сапёрных батальонов из трёх рот четырёхвзводного состава (штат № 012/93, 497 военнослужащих);
— отряд механизации, включавший:
— взвод дорожных и мостовых работ,
— лесозаготовительный взвод,
— взвод позиционных работ (штат № 012/94, 102 военнослужащих)
— отдельный автотракторный батальон из автомобильной и тракторной рот по 4 взвода каждая (штат № 012/95, 391 военнослужащий).
Штатная численность сапёрной бригады — 9 979 военнослужащих.



Известно, что 10 и 11 сапёрные бригады 4-й сапёрной армии привлекались к строительству Куйбышевских заводов - стало быть, сооружения оборонительного обвода могли строить 8 и 9 сапёрные бригады.

Командовали 4-й сапёрной армией:

Круглов С.Н. (11.1941-01.1942,врио), комиссар госбезопасности 3 р.
Афанасьев Г.Д. (01.1942-03.1942,врио),майор госбезопасности


К моему большому сожалению, конкретной информации по строительству Куйбышевского оборонительного рубежа крайне мало - этот эпизод войны практически во всех публикациях, посвященных военному Куйбышеву, укладывается в пару фраз - вот, например, что пишет по этому поводу брошюра "Государственные праздники России" («Парламентский урок» Выпуск 5), выпущенная Самарской Губернской Думой в 2010 году:

В тяжёлые осенние дни 1941 года, когда фашисты рвались к Москве, десятки тысяч людей были направлены на строительство Куйбышевского оборонительного рубежа.
Предприятия приступили к производству сборных железобетонных конструкций для дотов и дзотов.


И никакой информации о том, где эти конструкции были применены (к слову, в конструкции ДЗОТа - дерево-земляной огневой точки - железобетонные конструкции в принципе не применяются, ибо железобетонная огневая точка именуется ДОТ - долговременная огневая точка ;)).


Таким образом, анализ приведенных документов позволяет мне сделать вывод, что к моменту сокращения строительства оборонительных рубежей в конце декабря 1941 года сооружения Куйбышевского оборонительного рубежа, расположенные на территории современной Самарской области, достроены не были.
В марте 1942 года восстанавливались же те сооружения, которые находились на территории современной Ульяновской области.
По всей видимости, в районе сел Жигули и Большая Рязань, которые не раз упоминалось выше, ни ДОТов, ни ж/б колпаков либо не было, либо они не были достроены - во всяком случае, мне не удалось на спутниковых снимках обнаружить никаких следов былых сооружений обвода.
Поскольку местность в тех краях изобилует оврагами, вероятно, они также должны были быть использованы при проектировании рубежа.
Не исключено также, что часть остатков оборонительных сооружений ушла на дно Усинского залива Жигулёвского моря.


P.S.

Огорчает, что тема куйбышевского оборонительного обвода весьма слабо проработана нашими местными историками и краеведами.
Имеющиеся в общем доступе архивные документы по ходу строительства ни общей >картины строительства, ни представления о его масштабах и степени завершенности не дают.

Это тем более обидно, потому что у соседей в Пензе и Казани дела обстоят значительно лучше. Пензенский и Казанский оборонительные обводы - темы достаточно хорошо проработанные, со схемами, привязкой к местности и даже фотографиями, сделанными во время посещения остатков сооружений обвода местными краеведами.

Вот для примера взгляните хотя б на работу десятиклассницы пензенской школы, или на мемориал строителям Казанского обвода.




Источники:
1. Малинкин Е. М., главный специалист отдела использования архивных документов ГУСО «СОГАСПИ» - КУЙБЫШЕВСКИЙ ОБОРОНИТЕЛЬНЫЙ РУБЕЖ: НА СТРАЖЕ БЕЗОПАСНОСТИ ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА ПОВОЛЖЬЯ. МЕТОДЫ И ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ
2. Маляров В.Н. Строительный фронт Великой Отечественной войны: Создание стратегических рубежей и плацдармов для обеспечения оборонительных операций вооруженных сил в годы войны 1941-1945 гг. УВИТУ. - СПб. 2000. - 348 с.
3. Докладная записка начальника управления НКВД по Куйбышевской области Попкова секретарю Куйбышевского обкома ВКП (б) М. Я. Канунникому. 25 ноября 1941 г.
ГУСО «Самарский областной государственный архив социально-политической истории», ф. 656, оп. 19, д. 42, л. 113.:

4. 4, Г. В. Малиновский, «Саперные армии и их роль в Великой Отечественной войне» // Военно-исторический архив, № 2(17). М.: Церера, 2001.
5. Саперные армии в годы войны
6. Постановление ГКО №782сс от 13.10.1941г.

Tags: СССР, Самара, забытая история, загадки истории, изследования, как это было
Subscribe

Posts from This Journal “забытая история” Tag

  • Г.И. Успенский в Сколково

    Самарская земля за многие годы видела множество известных писателей и общественных деятелей, кто-то бывал у нас, как А.С. Пушкин, проездом,…

  • Несостоявшаяся железнодорожная ветка Симбирск - Кинель

    Два с половиной года назад с подачи френда leonovvaleri я уже писал о планах строительства железнодорожной магистрали С.-Петербург -…

  • Счастливая корова и начальник ст. Кинель

    Помните эпизод из фильма "Особенности национальной охоты", в котором егерь Кузьмич отправляет свою корову с одной делянки на другую в…

  • Губернский рынок

    Ровно 66 лет назад, 22 июля 1955 года, в Куйбышеве (ныне Самаре) открылся хорошо известный всем жителям города и области Губернский рынок. Об…

  • Приволжская биофабрика №6

    В начале 30-х годов в районе станции Липяги начинается строительство приволжской биофабрики №6 – одной из 10 строившихся в СССР противочумных…

  • Пропавшая Падовка

    Среди малых рек бассейна реки Самара река Падовка интересна тем, что совершенно точно известно, где расположен её исток, а вот где находится её устье…

  • Тени былого - транспортировка баков "Энергии" на ВМ-Т

    Осенью 1982 года на третьем курсе КуАИ мы проходили ознакомительно-производственную практику на Куйбышевском авиационном заводе. Однажды, когда я…

  • Тени былого - причал завода "Прогресс" на р. Самара

    Это всё, что осталось от грузового причала самарского завода "Прогресс", построенного на рубеже 1970-х-80-х для речной транспортировки…

  • Mark V из Харькова

    Танки периода Первой Мировой войны, которые затем использовались у нас во время Гражданской, интересовали меня с детства - не знаю почему, но мне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments