Honzales (honzales) wrote,
Honzales
honzales

Categories:

Ровно 100 лет назад Самара была взята чехословацкими легионерами

Ровно столетие назад произошло событие, о котором не сильно любили распространяться при Советской власти, и потому практически всё, что вы можете прочесть на русском языке по этому поводу, обычно укладывается всего в несколько абзацев, как, например, в известной книжке Ф.Г.Попова "1918 год в Самарской губернии. Хроника событий":

8 ИЮНЯ [1918]

Самара. На рассвете чехословацкие войска внезапной атакой сбили советскую заставу у железнодорожного моста через р. Самару, под прикрытием бронепоезда переправились на правый берег, заняли вокзал и повели наступление по основным магистралям города.
В это же время другая группа белочехов переправилась на лодках через р. Самару в районе Хлебной площади и после пулеметной и ружейной перестрелки овладела позициями советских отрядов.


Успеху операции белочехов способствовало то, что эсеровские главари и подпольная офицерская организация, созданная полковником Галкиным, заранее передали белочешскому командованию не только план города, но и подробные сведения о количестве советских сил, их вооружении, местах расположения позиций и пр. Кроме того, одновременно с началом наступления белочехов в тылу позиций советских отрядов внутри города выступили организованные в подполье полковником Галкиным и эсерами боевые дружины, которые открыли стрельбу по защитникам Самары из окон, с чердаков, с крыш.

Так, выстрелом из окна одного из домов на Предтеченской улице был убит посланный в разведку дружинник штаба охраны Карл Озолин, на другой улице тяжело ранен помощник начальника штаба охраны, один из видных деятелей Самарской большевистской организации М. М. Хатаевич. Были и другие жертвы.

Примерно к 8 часам утра белочехи полностью овладели городом. Остатки советских отрядов погрузились на пароходы и отступили вверх по Волге.


В своё время я обращался к вопросу, почему защищавшие Самару большевики не взорвали железнодорожный мост через р. Самара, и почему получилось так, что он был взят чехословаками практически без боя.


Железнодорожный мост через р. Самара, сфотографированный чехословаками в  июне1918 года с противоположного городу берега.

В этом вопросе весьма много непонятного и необъяснимого, высказывались даже версии, что в рядах защитников моста были предатели, сдавшие охрану моста чехословакам.
Об этом писал в изданной в 1932 году книжке "Чехословацкий мятеж и учредилка" и Ф.Г. Попов:



Так это было на самом деле, или не так - судить сейчас сложно, у красных по этому вопросу не было единого мнения, чехословаки же говорят о наличии у них бронепоезда (уже упоминавшийся "Орлик"), и о том, что его огонь поддерживал штурмующую мост группу - но об этом немного позднее.


Для начала попытаемся восстановить схему обороны города большевиками и картину его штурма чехословаками - найти таковой схемы в сети мне не удалось, а потому попробую составить её сам на основе данных из литературы и материалов специально предпринятой мной по этому поводу прогулки по Самаре. ;)

Про позиции большевиков известно следующее (всё тот же Ф.Г. Попов, 1932):



Артиллерийские позиции красных, судя по всему. располагались не на самой Хлебной площади, а в скверике возле неё, там, где сейчас трамвайное кольцо:



Самарка с этого места прикрыта зданием элеватора, построенного в 1915 году.



Данная моя версия подтверждается рисунком 1920-х, изображающим оборудование артиллерийских позиций.



Подготовка к обороне Самары в начале июня 1918 года под руководством В.В. Куйбышева. Рисунок 20-х годов


Орудия развёрнуты правее элеватора и нацелены на подступы к мосту.
В самом здании элеватора посажены корректировщики артиллерийского огня - вид на элеватор и Засамарскую слободку от строящегося Фрунзенского моста:




К Засамарской слободке мы еще вернёмся, поскольку она сыграет довольно существенную роль во взятии города.
С того же места отлично просматривается (и, соответственно, простреливался в 1918 году) железнодорожный мост через р. Самарка.
На самом деле артбатареи красных стояли ниже по течению реки от элеватора - но, увы, сейчас там к берегу не подобраться, на месте бывших батарей стоит здание (в центре моего снимка, сделанного в 2010 году, левее здания элеватора):




Впрочем, разница не особо велика - так что можно считать, что артиллеристы в июне 1918 года видели мост примерно так же, как и я на этом снимке:




Вторая батарея красных стояла на каменоломнях - сейчас это частный сектор в районе ул. Клинической.


На одном из чехословацких сайтов мне удалось обнаружить достаточно подробное описание хода боевых действий по взятию Самары, составленное на основе данных из мемуаров и документов чехословаков.
Не считаю эту информацию истиной в последней инстанции, однако полагаю её достаточно любопытной, и к тому же ничего более подробного мне ранее не встречалось.

Далее курсивом - перевод с чешского статьи с сайта www.valka.cz, сделанный мной на основе автопереводчика Гугл - так что за качество перевода и связность текста ногами прошу не пинать. ;)

На основе данных, полученных от пленных, взятых под Липягами, Чечек обнаружил, что большевики ждут главного удара чехословаков главным образом через железнодорожный мост.
Мост имел почти 300 метров в длину
[см. 1 фото поста], и его нужно было преодолеть с боем.

Поручик Чечек:



Поэтому план Чечека предусматривал одновременный быстрый ночной штурм Самары по железнодорожному мосту через реку Самарка, в то время как вспомогательная группа будет форсировать реку к западу от моста, от Самарской Слободки.
Река Самарка имела здесь 215 метров в ширину.


Засамарская Слобода:





Два батальона из четвертого стрелкового полка должны были захватить Самарскую Слободку, отвлечь внимание большевиков и вызвать огонь на себя.

Часть батальонов должна была занять пристани на реке Самарке, а затем переправиться на другой берег и двигаться в сторону моста, что бы поддержать атаку I-го батальона 1-го стрелкового полка, который  атаковал через мост.
Затем он должен был поддержать направление главного удара в борьбе за Самару.
Начало операции по взятию Самары было запланировано на 8 июня 1918 года.

Из донесений разведки ( добровольцы четвертого полка, переодетые в гражданку ) поручику Чечеку было известно, что в Самаре силы большевиков составляли около 1500 полностью преданных советской власти, бойцов, не имеющих в основном военного опыта, поскольку элитные советские войска Самарского Совета были ранее уничтожены в сражении у Липяг.

Однако разведка обнаружила, что у большевиков есть сильная огневая поддержка - 40 пулеметов и 6 орудий.
Это, в частности, надежные советские войска из Симбирска и Уфы.

По полученным данным, большевики построили оборонительные позиции перед Самарой на северном берегу реки Самарка.

Часть сил противника занимала эту позицию у Самарки, а остальные занимали оборонительные позиции в городе.

Недавнее поражение у Липяг
сильно деморализовало большевиков в Самаре.
Их недавний энтузиазм, уверенность в себе и в победе над чехословацким корпусом исчезли.
Позиции в Липягах, которые 4 июня 1918 года захватили чехословаки, считались самарским советом неприступной.
Вот почему большевики чувствовали себя в безопасности в Самаре.

Внезапно перед ними встала перспектива
обороны самой Самары.

Из отчетов разведчиков поручик Чечек также узнал, что часть вражеских частей отказалась сражаться с чехословаками и ушла. Часть из них по железной дороге в 8 поездах до Уфы, часть - рекой на судах до Ставрополя.



Силы противоборствующих сторон, по данным чехословацких источников. составляли:

Большевики:
1500 человек, 40 пулеметов, 6 орудий

Чехословаки:
4-й полк имени « Прокопа Великого » ( без разведки и телефоннистов )
I и III батальоны 1-го стрелкового полка им. Яна Гуса ( командующий поручик Швец ).
3 легких орудия, два дальнобойных орудия и бронепоезд "Орлик".

А вот и фото бронепоезда "Орлик" - как я уже упоминал ранее, это не тот "Орлик", который был захвачен чехословаками 22 июля 1918 года в Симбирске, а импровизированный бронепоезд на основе поставленных на платформы артиллерийских орудий и двух бронеавтомобилей, захваченных в пензе 29 мая 1918 года:




До нападения вечером 6 июня Чечек выслал парламентёров на большевистские позиции у железнодорожного моста с предложением безоговорочной капитуляции советского гарнизона и сдачи города.
Оно было отклонено, а парламентёры возвращены.
Было ясно, что единственный способ добраться до Самары - это борьба.
Среди парламентёров Чечек отправил сапёра, который осмотрел путь назад к чехословацким позициям и убедился, что мост не
заминирован, как чехословаки изначально боялись .
Это была хорошая новость.

Вечером 6 июня было отправлено два разведывательных патруля, чтобы подтвердить отчеты разведчиков о расположении противника и определить силу его позиций.

Оба патруля выполнили свою работу.
Один из них, в том числе 25 человек с пулемётом ( из 1-го батальона 4-го стрелкового полка ), в ночь на 7 июня сумел занять деревню Самарская Слободка.
Вскоре после этого его атаковало небольшое разведывательное подразделение противника, пытавшегося переправиться с противоположного вражеского берега на лодках к Самарской Слободке.
Присутствие чехословаков в Самарской Слободеке
было обнаружено, однако было необходимо продолжить действия в соответствии с первоначальным планом, поскольку подходящих условий, чтобы пересечь реку, кроме как у Самарской Слободки, не было.

После уничтожения большевистской разведки командир патруля отправил поручику Чечеку план позиции.
Чечек отправил
для укрепления разведывательного патруля в Самарской Слободке 11-й роту 4-го стрелкового полка ( прапорщик Смежкал ), взвод Технической роты и однин из взводов 4-го стрелкового полка.

Вечером 7 июня маршем
на Самарскую слободку из Кряжа, куда они были доставлены из Липяг поездом, отправились II и III батальоны 4-го стрелкового полка. Они прибыли туда после тяжелого марша после полуночи.
1-й батальон 4-го полка с ротой обоза и артиллерийскими частями оставался в качестве резерва поручика Чечека на станции Кряж.
Первый батальон Первого полка вместе с бронированным поездом « Орлик » находился на позиции перед мостом через Самарку.
Одна легкая пушка ( прапорщик Шара ) была готова поддержать обходной манёвр к югу от Самарской Слободки, а другие пушки по-прежнему находились на станции Кряж, чтобы поддержать атаку с фронта моста.
Здесь также находился поручик Чечек, командующий всей военной группой в предстоящем штурме.

Хотя до того, как два батальона 4-го стрелкового полка прибыли в Самарскую Слободку, технические и сапёрные роты упорно трудились, чтобы обеспечить производство плотов и барж для транспортировки батальона на другую сторону через Самарка, судов были еще мало.
Когда подпоручик Вобратилек прибыл с двумя батальонами в Самарскую Слободку, он приказал, несмотря на нехватку судов, немедленно начать переправу. Нельзя было упустить время.

Сразу же после прибытия обоих батальонов 4-го полка началась ночная переправа на лодках через Самарку.
Первой на другой берег была доставлена  часть12-й роты ( подпоручик Тажбр ).
Поскольку не было весёл, легионерам пришлось импровизировать, гребя пехотными лопатками.

Они рассчитывали на опасность, которую противник заметит в темноте и начнёт стрельбу. Первоначально переправа по реке,
покрытой лодками,шла без каких-либо проблем, но когда они преодолели около трети ширины реки, ожили вражеские пулеметы.


На этой мельнице, судя по всему. располагались пулемёты венгерских интернационалистов, существенно осложнившие переправу батальонов 4 полка;



Большевистские войска, которые после уничтожения их разведчиков на Самарской Слободке, когда они пытались пересечь реку, знали, что Самарская Слободка находится в руках чехословаков, и они ожидали, что чехословаки попытаются пересечь границу.
Ожесточенный и мощный огонь большевистских пулеметов начал косить чехословаков на лодках, где они нигде не могли прятаться от огня.
Плотные фонтаны воды поднимались на поверхности реки вокруг лодок от ударов вражеских пуль. Везде слышались ругательства и свистели пули.
Чехи потеряли фактор внезапности. Дальнейшее продвижение под плотным огнём врага, казалось, было самоубийством.
Тем не менее, первая часть 12-й роты продолжала плыть, и под густым дождём из пуль в конечном итоге достигла другого берега, где лодки немедленно разгружались и разворачивались. После 12-й роты переправа 10-й роты полка началась под бесконечным огнём противника.

Впоследствии она понесла
еще большие потери.
Огонь врага усилился. Особенно выгодные позиции были в зданиях элеватора и мельницы на противоположном берегу, откуда большевики стреляли больше всего.


Элеватор в то время господствовал над окружающей местностью - лучшей позиции для размещения НП арткорректировщиков и пулемётов не придумать:



Ситуация осложнилась появлением двух вражеских лодок, которые открыли огонь по чехословакам с фланга.

Ситуация была критической, лодки были изрешечены вражескими пулями, не было места, чтобы спрятаться от огня, одна из лодок была полностью разбита врагом.

Потери этих двух рот 4-го полка были заметны, за несколько минут - 11 убитых и более 30 раненых.

Переправа должна была быть прекращена, и дальнейшее её продолжение было чревато большими потерями.

Тем не менее, 50 человек 4-го полка, под командованием подпоручика Таджры, смогли добраться до другого берега за время переправы.

В сложной ситуации его немедленно поддержал точным огнём своей пушки, которую он перебросил в Слободку на берег реки, прапорщик Шар.
Его пушка смогла несколькими выстрелами поджечь элеватор, после того, как взовался нефтяной танк силовой станции, которая была одним из опорных пунктов позиций противника в этом месте у реки.




В этой ситуации отрезанная группа подпоручика Таджры храбро атаковала вражеские пулеметные позиции, главным образом защищенные венгерскими интернационалистами, и вынудила отступить их к месту слияния рек, захватив несколько пулеметов, которые немедленно повернулись против врага.

Ее спас от опасности истребления с большевистского парохода, который двигался вдоль реки, огонь 9-й роты полка с другого берега.
Следом переправлялся III Батальон 4-го полка.

Тем временем при поддержке бронепоезда «Орлик» началась атака на мост  1-й батальона 1-го стрелкового полка.
50 гренадеров батальона во главе с капралом В. Васатко, под пулеметным огнём защищающегося противника, закидали передние вражеские позиции на мосту ружейными гранатами.

Затем в атаку бросился с громовым "УРА!" 1-й батальон Первого стрелкового полка.



Линия обороны моста красными, как я предпологаю, состояла из 2 эшелонов - первый находился на дальнем от Самары берегу Самарки перед мостом (уфимский отряд Грачёва и китайские пулемётчики), второй - на самарском берегу, где-то примерно между мостом и точкой съёмки:



Здание Советов и другие пункты обороны противника в городе, которые поддерживали большевиков на мосту, уничтожил точный огонь «Орлика» и остальных четырех пушек группы.

Мгновенной атакой 1-го батальона 1-го стрелкового полка, после преодоления им 300-метров моста под огнём противника, мост был захвачен и зачищен.
Большевики, защищавшие мост, в панике бежали в темноту ночи. Остальные были убиты или схвачены.

I -й батальон 1-го полка понёс в ходе захвата моста потери. Поручик Чечек отправил на мост для подкрепления  I и II батальоны 4-й пехотного полка.

Командующий Первым полком поручик Швец не стал их дожидаться, и сразу же
после завоевания моста атаковал Самару, согласно плану, I и III батальонами своего полка при поддержке «Орлика».
Оба батальона Четвертого полка, которые были переданы на подкрепление поручиком Чечеком, немедленно присоединились к атаке сразу после прихода на мост.


Предполагаю, что примерно тут чехословаки разделились - одна их часть прошла вот под этим путепроводом (судя по камням, из которых построены его опоры, в 1918 году он уже существовал),, и отправилась по Заводской в сторону центра города и "Клуба коммунистов"...



... а вторая неизбежно должна была занять вокзал - дореволюционное здание Самарского вокзала снесли, зато синий "конец Льва Толстого", обозначающий примерное местоположение вокзала, отсюда виден прекрасно.



Надо думать, что эти пути, ведущие в сторону элеватора, и этот путепровод тоже существовали в 1918 году - а потому через него могли отходить защитники города, чехословацкий же бронепоезд наверняка прошёл поверху по главному ходу:



По этому ж/д пути с взятого чехами элеватора, видимо, подошла и часть батальонов 4 полка, форсировавшая Самарку.

Разумеется, чехословаки в своём описании штурма города ни слова практически не сказали ни о полковнике Галкине - руководителе самарского офицерского подполья, ни о разработанном им и переданном чехам плане "Как взять Самару",  ни о роли уфимского отряда тов. Грачева, который, есть мнение, в полном составе переметнулся к чехам и сдал центральный фас обороны моста, проходящий по насыпи путей, без единого выстрела.

Тем не менее, исследователи истории эсеровского движения пишут:

К чехам поехал Брушвит. О своих переговорах с чехами Брушвит в свою очередь рассказывал, что "первоначально чехи встретили его холодно и даже недружелюбно... Брушвит убеждал их, что на местах имеются организации, могущие поддержать их выступление... Когда явился к Брушвиту мальчик и привез подробные сведения о расположении большевистских войск, чехи стали убеждаться, что в Самаре имеется надлежащая организация. Еще большее впечатление произвела на них присылка Бурцевым подробного плана полковника Галкина, как взять Самару... и они решили Самару взять".

И.М. Брушвит в <Вестнике комитета учредительного собрания> N49 за 6 сентября 1918 года писал:
<Чехи недоверчиво относились к попыткам комитета завязать связь с ними, но когда в Сызрань к Брушвиту я вился мальчик и принёс подробные сведения о расположении большевистских войск, чехословаки стали убеждаться, что в Самаре имеется надлежащая организация. Ещё большее впечатление произвела на них присылка Бурцевым подробного плана полковника Галкина "Как взять Самару".
Чехи на этих данных и построили план боя под Самарой и последующее занятие Самары. Засекреченная военная организация в Самаре насчитывала в своем составе около 150 человек, в большинстве офицеров и отнюдь не эсеров, и, кроме того, из молодежи. Она лихорадочно ждала, чем кончатся разговоры Брушвита с чехами, а затем ждала указания времени выступления; ждать пришлось недолго.


III батальон Четвертого полка продолжал борьбу за переправу через Самарку из Самарской Слободки на другой берег.


Эти дома на современной ул. Неверова наверняка видели своими глазницами окон отступающих в панике зашитников моста...



Рано утром в Самаре начался бой.

Он продолжался до 6 часов утра, в то время как чехословаки продвигались молниеносно.
Большевики бежали в основном из-за сумасшедшей паники,
едва только чехословаки  нападали на них, задерживаясь только в тех местах, где было более решительное сопротивление.


Они бросали оружие и снаряжения, и бежали, пытаясь спасти себя.

Вот как описывает эти события Гая Гай в книжке "Борьба с чехо-словаками на Средней Волге", изданной в 1931 году:

С рассветом 8 июня чехи под прикрытием бронепоезда густыми колоннами пошли за штурм ж.-д. моста через Самарку.
Защитники моста (кажется, Уфимская коммунистическая дружина), потеряв 90°/о своего состава,
не выдержали атаки и отошли в направлении на Кинель.
Чехи быстро заняли вокзал и распространились по городу; их провожали и показывали им дорогу белогвардейцы и правые эсеры.


В этой же книжке Гай рассказывает о судьбе дружины, противостоявшей форсировавшим Самарку двум батальонам 4 полка:

Вверенная мне небольшая сводная дружина (95 чел. из максималистов и левых эсеров), защищавшая
правый берег Самарки от элеватора до Волги, так же была отрезана, но благодаря знакомству дружинников
с городом, нам удалось без больших потерь дойти боковыми улицами до Волги, сесть на пароход «София» и
отплыть под градом пуль с крыш домов и колоколен...


И снова вернёмся к чешской версии трактовки событий:

1-я и 9-я роты 1-го полка отразили атаку большевистского поезда, который только что прибыл из Кинеля на помощь Самарскому Совету. После сильного обстрела чехословаками, этот поезд быстро вернулся в Кинель вместе с большевисткой подмогой.

Касаемо этого поезда версий много, кто-то говорит, что большевисткий поезд - это "первый боевой поезд Ревякина", в приказе Подвойского же от 8 июня 1918 года командующему Урало-Оренбургским фронтом говорится о "боевиках Ревякина".
Вот что писал мне в своё время Павел Ермолаев:

Вечером 8 июня бронепоезд Ревякина проследовал через Кинель в сторону Самары и вступил в бой с противником на ст.Смышляевка ( восточная окраина Самары), после чего вернулся на ст.Кинель.


Подвойский же в своей докладной записке пишет следующее:

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА Н. И. ПОДВОЙСКОГО В НАРКОМВОЕН О ПОЛОЖЕНИИ НА ЧЕХОСЛОВАЦКОМ
ФРОНТЕ

№ 620, ст. Уфа 11 июня 1918 г.
3 час. 15 мин.
Сообщаю положение дел на чехословацких фронтах и историю падения Самары.

4 июня чехословаки, после выигранного ими дела, обрушились в сызранскую сторону для нанесения ударов по нашим войскам, беспокоившим тыл, отсюда бой 5, 6, 7 июня. После этого последовали упорные бои за Самару, в результате которых 8 июня в 6 часов утра Самара пала.

Несмотря на наличие водных преград при слиянии рек Самары и Кинель, наши части, дезорганизованные слухами самыми нелепыми, в 18 часов 8 июня  оставили ст. Смышляевку…

Ввиду полной неустойчивости наших частей мысль о защите кинельского узла пришлось оставить. Отошедшие отряды немедленно приводятся в порядок; там, по линии железной дороги, приступлено к организации отрядов из местного населения.


По всему выходит, что подмога из Кинеля до Самары так и не дошла, и 1 и 9 роты 1 чехословацкого полка обстреляли большевисткий поезд в районе станции Смышляевка, куда и вышли к исходу дня 8 июня.

Но снова вернёмся к чехословацким источникам:

Наиболее активные бои шли только за здание Самарского Совета и за здание «Клуба коммунистов», защищенное многими пулеметами.


Здание "Клуба коммунистов" на Заводской (ныне Венцека). Обратите внимание на опору контактной сети трамвая - на ней отчетливо видны следы пуль чехословаков. штурмовавших здание столетие назад:



Трамвай был пущен в Самаре в 1915 году, и на бывшей Заводской улице до сих пор стоят опоры первого трамвая, поставленные более ста лет назад.

Они и свидетельствуют о трагических событиях штурма Самары:



Следы пуль тут - на всех столбах:



Некоторые - просто вмятины, но есть и сквозные пробоины:



Во всех случаях стрельба велась со стороны Самарки - то ли большевики вообще не стреляли, то ли стреляли более метко, то ли дистанция у них была гораздо меньше - чего тогда по столбам лупить?



Примерно таким видели "Клуб коммунистов"  атакующие по Заводской чехолсловаки, оставившие эти пулевые отметины на столбах;



Здесь враг защищался решительным яростным огнём из всего, что у него было, до тех пор, пока атакующих чехословаков не поддержал артиллерийским огнём подпоручик Владимир Холявин с бронепоезда «Орлик».

Ему удалось уничтожить опасный вражеский пулемет на балконе «Клуба коммунистов», который простреливал всю улицу.


Что интересно - на доме "Клуба коммунистов" нет балкона - возможно, пулемёт, так беспокоивший чехословаков, стоял на козырьке над входом, или на крыше.


На фото - подпоручик Владимир Холявин наводит орудие бронепоезда «Орлик», 1918 г:


Впоследствии солдаты 1-го и 4-го полка снова атаковали здание и быстро захватили его, подавляя последнее сопротивление противника.


Последствия артобстрела Самары чехословацкой артиллерией утром 8 июня 1918 года


Очевидно, что это попадание - недолёт при обстреле Клуба коммунистов на Заводской, что подтверждает тот факт, что чехословаки были прекрасно осведомлены о том, где и какие силы размещались у большевиков.
То же самое здание на углу Заводской (Венцека) и Молодогвардейской сегодня:



Если внимательно присмотреться к кирпичной кладке, то заметны следы реставрации  разрушенного разрывом снаряда угла:




Обозная рота 4-го пехотного полка с частью 1-го батальона 1-го стрелкового полка пыталась преследовать часть большевиков, которые сбежали по реке на кораблях.

Видимо, речь идёт о тов. Куйбышеве сотоварищи, который, как он сам рассказывал, ушел из Клуба коммунистов к пристани по крышам, и переулками добрался до пристани на Волге.
Хотя, возможно, и о дружине максималистов и левых эсеров под руководством Гая Гая, который оборонял позиции в районе Хлебной площади, и тоже ушел на пароходе.

В советских источниках в качестве узла сопротивления указывается также Штаб охраны города (ныне - ул. Фрунзе, 112).

Его ли имеют в виду чехи, говоря про "здание Самарского Совета", бывший "белый дом", где тогда помещался Совет, или особняк Наумова, в котором помещался Военно-революционный комитет  - не ведаю, но именно возле Штаба охраны города были расстреляны красноармейцы.
Обратите внимание на дату - то ли 18, то ли 8:



В самом здании сейчас полицейское подразделение по делам мигрантов:



Во время жестокой борьбы чехословаки осадили и большевисткую тюрьму, в которой большевики содержали около 8000 заключенных.

В оригинале - "bolševický zajatecký tábor, v němž bolševici drželi asi 8.000 zajatců" - идёт ли тут речь о тюрьме или о каком ином лагере (tábor) - не ведаю.


В 6.00 город был уже захвачен и обеспечен охраной.


В борьбе советская сторона потеряла 200 убитых и десятки раненых.
Около 450 большевиков были арестованы.

Чехословаки захватили несколько ценных складов с оружием и оборудованием, десятки пулеметов и складов боеприпасов и снаряжения, а также полные продуктовые магазины, несколько производств, несколько грузовиков и легковых автомобилей, пассажирские и грузовые суда в порту, много вагонов и локомотивов.
Они даже взяли несколько самолетов.

За этот успех чехословаки заплатили 19 убитыми ( 8 - из 1-го стрелкового полка и 11 - из 4-го полка ) и более 60 раненых.

Около 8.00 утра на железнодорожную станцию Самара прибыл и III батальон 4-го пехотного полка после того, как он переправился через Самарку из Засамарской Слободки и связал боем часть противника в ходе боя в городе.
Во второй половине дня в Самару прибыли остальные эшелоны Пензенской группировки и штаб-квартира группы.


Разумеется, чехословацкая версия событий не содержит ни слова про то, что последовало после взятия города - ни про расстрелы, ни про расправы никто вспоминать не любит.



Сейчас на месте бывшего кладбища - ТЦ "Гудок".



Я уже как-то приводил воспоминания неизвестного очевидца, рассказавшего о штурме Самары 8 июня 1918 года. но процитирую небольшой их отрывок, касающийся расстрелов и расправ:

Более всего пострадала Заводская улица, где в доме купца Сурошникова находился большевистский клуб, в котором, между прочим, был взят председатель революционного комитета Масленников, которого чехи увели в качестве заложника в свой вагон.

Кроме того, пострадало здание губернской типографии, находящейся рядом с большевистским клубом, в типографии были разбиты положительно все окна, вставка которых обошлась около 10 тыс. рублей.

Между прочими комиссарами были убиты на Заводской улице Венцек , председатель революционного трибунала, Штыркин, председатель жилищной комиссии.

Около здания окружного суда был убит комиссар-мусульманин.

В одном из соборных садиков лежало 8 трупов красноармейцев и среди них военный комиссар латыш Шульц, который, как потом рассказывали, предлагал 40 тысяч рублей за свою жизнь, но и это не помогло, и он был расстрелян.

В кармане комиссара Венцек[а] была найдена записка, в которой он просил похоронить его без всяких церковных обрядов.



Мемориальная доска на бывшем "Клубе коммунистов":



И в заключение - моё видение схемы взятия города Самара 8 июня 1918 года:




Почему отступающие большевики не стали оборонять станцию Кинель, лежащую за водной преградой, я уже исследовал ранее.

Источники:

Самара 1918 - статья на сайте www.valka.cz
Попов Ф.Г. 1918 год в Самарской губернии. Хроника событий. Куйбышев, 1972. 328 с.
Попов Ф.Г. Чехословацкий мятеж и учредилка. 1932 г.
Самодельные ... бронепоезда
forum.valka.cz
Владимирова Вера - "Год службы социалистов капиталистам"
Гая Гай - "Борьба с чехо-словаками на Средней Волге", Госвоениздат, 1931 г.



Фотографии, как водится, собственные, за исключением исторических.
Tags: 1918, гражданская война, забытая история, загадки истории, изследования, история, ровно 100 лет назад
Subscribe

Posts from This Journal “ровно 100 лет назад” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments