Honzales (honzales) wrote,
Honzales
honzales

Categories:

Снова про мост через Кинель

Со времени написания прошлого поста про взорванные чехословацкими легионерами в октябре 1918 года мосты через реку Большой Кинель у меня благодаря коллеге sergeys7 накопился дополнительный материал по этому вопросу в частности, фотографии опоры взорванного (или, возможно, демонтированного в 1915 году) старого моста через Кинель:







... и фото строительства на его месте в 1960-х нового автомобильного моста:




Но это - вовсе не тот самый железнодорожный мост, возле которого купались чехословаки летом 1918-го - я это уже выяснил прошлым летом:



Этот второй мост, железнодорожный, был взорван в октябре 1918 года (и восстановлен только 30 марта 1919 г.).

Однако, когда я попытался выяснить, когда конкретно был взорван этот мост, это оказалось не так-то просто сделать.

Вообще, данные именно об этом периоде войны - отходе "Народной армии" от Самары к Оренбургу и Уфе - освещен документально весьма скудно и противоречиво.

Вот что пишет Ганин А. В. в своей книге "Атаман А. И. Дутов." — М.: Центрполиграф, 2006.: - как написано в аннотации, в книге представлена "научная биография атамана Оренбургского казачьего войска генерал-лейтенанта Александра Ильича Дутова":

Накануне части Народной армии оставили Самару. Войска отходили на восток, к станции Кинель, за которой железная дорога разделялась в направлении на Уфу и на Оренбург. Основная масса армии двигалась далее на Уфу, Оренбургское направление становилось практически беззащитным, только 2-я Сызранская стрелковая дивизия под командованием полковника А.С. Бакича стала отходить на Оренбург, и то, по некоторым данным, вопреки приказу{1060}.
К 10 октября белые эвакуировали станцию Кинель — весь подвижной состав был направлен на Бугуруслан, взорваны стрелки, уничтожены телеграфные провода
{1061}.


Там же, в комментарии к вышеприведенной цитате:

1061 - РГВА. Ф. 39551. Оп. 1. Д. 7. Л. 72. В этой связи представляется не заслуживающим доверия утверждение военного комиссара 214-го Симбирского полка Н.И. Кирюхина о захвате частями РККА в Кинеле огромного количества трофеев (Кирюхин Н.И. Из дневника военного комиссара. Гражданская война 1918-1919 годов. М., 1928. С. 10).


Ни слова про взорванные мосты - странно, не правда ли?
Хотя...
Про взрывы мостов вообще информация везде попадается разная.

Цитата из книги "Дневник москвича (1917-1920). Том 1" Окунева Н.П:

25 сент./8 окт. По советским «Известиям» совдепские войска в 16-ти верстах от Самары, и два пролета знаменитого Александровского моста через Волгу в ночь с 5-го на 6-е окт. взорваны чехословаками.

2/15 октября.
...

Большевики заняли Бугульму и ст. Кинель.

По разрозненным данным можно предположить, что мосты через реку Самара (железнодорожный и шоссейный) были уничтожены приблизительно 7-го октября, когда Махину пришлось составить заслон из батальона Башкирского пехотного полка, роты Уфимского полка и эсеровской дружины защиты Учредительного Собрания при поддержке артиллерии и бронепоезда.
Этот отряд занял позиции на окраине Самары, вдоль левого берега реки Самары.


Генерал П.П. Петров, который на тот момент временно исполнял должность начальника штаба при полковнике Швеце, свидетельствует, что красные вступили в Самару 7-го или 8-го октября.

В Кинеле в это время случился страшный затор, и 7-го и 8-го октября потребовалась громадная энергия чешского командования, чтобы отправить эшелоны частью на Уфу, частью на Оренбург, в зависимости от направления войск - что говорит о том, что в это время ж/д мост через р. Кинель был еще цел.

8 октября Махин получил следующую записку от командира 1-го батальона 3-го Башкирского пех. полка:
«Соображаясь с обстановкой, создавшейся в г. Самаре (пулеметная, ружейная, револьверная стрельба и метание ручных гранат), я как командующий отрядом отдал распоряжение, не ожидая Вашего приказания, выступить с отрядом на площадь, что находится против станции рядом с началом линии».

Другая телеграмма утром того же дня [8 октября] известила командующего, что его собственный штабной поезд, а за ним и бронепоезд, ушли из города благополучно.
Однако вечером в тот же день бронепоезд в Смышляевке был обстрелян красной артиллерией со стороны д. Черноречье, так что и эту станцию пришлось эвакуировать второпях, под огнем.

То есть, и вечером 8-го октября железнодорожный мост через Кинель был цел - иначе б куда отошел под огнём бронепоезд?

Для обороны ст. Кинель Махин заново сформировал сильный арьергард под общим руководством командира 8-го Вольского стр. полка штабс-капитана Василенко, которому утром 9 октября отдал следующий приказ:

«Вам, с приданными частями:
1) Брыковский партизанский отряд,
2) Липовская рота,
3) остатки Николаевского отряда,
4) эскадрон корнета Фортунатова,
5) бронированный поезд,
– надлежит прикрывать отход частей колонны войск, следующих на Бузулук по железной дороге, поддерживая самое тесное соприкосновение с противником и оказывая ему упорное сопротивление. При благоприятных условиях имейте в виду возможность дать противнику отпор с вводом резервов и в случае успеха возможность перехода в наступление частями колонны.
Левее Вас по большой дороге следуют три сотни уральских казаков и сотня оренбуржцев, правее – Оренбургский казачий полк.
Необходимо бороться с привычкой людей сидеть в вагонах. Надлежит на остановках выставлять сторожевое охранение, захватывая возможно более широкий фронт. Имейте в виду всю важность выигрыша времени для успокоения войск и сосредоточения резервов у Бузулука.
Штаб мой находится на ст. Тростянка. Держите со штабом беспрерывную связь, обязательно обрезая провода в сторону противника.
Необходимо основательно разрушить ж. д. путь, взрывая водосливные здания или причиняя им трудно поправимую порчу. Обязательно разрушайте телеграфные линии».

Странно, но про мосты - ни слова.

Ст. Кинель Вольский полк оставил лишь в середине дня 10 октября.
Днём 10-го Василенко направил Махину следующее донесение:
«Станцию Кинель эвакуировал начисто.
Весь подвижной состав и даже испорченные паровозы отправил на Бугуруслан.
Все аппараты телеграфные и телефонные убрал.
Провода в Кинель порвал.
Стрелки взорвал.
Чешские эшелоны с комендантом ушли часов в 12 или даже 10.
Я выехал с броневиком в 3 часа 10-го. Никаких эксцессов при эвакуации не было».


Про взрыв моста - НИ СЛОВА!
Тем не менее - мост (или даже мосты, если к тому времени старый функционировал как шоссейный) через Кинель был взорван.

Но вот когда именно и кем - вопрос пока непонятный...
Логически рассуждая, мост должен был быть взорван вечером 8-го октября, после прохода по нему отступающего из Смышляевки в Кинель бронепоезда - тогда вполне логично, что утром 9-го взрывать было уже нечего, и потому Махин ничего не говорит Василенко про подрыв моста.

Но вот документальный подтверждений не нашел.

Загадка...
Tags: 1918, Кинель, Самара, Самаро-Златоустовская железная дорога, гражданская война, забытая история, загадки истории, изследования, как это было
Subscribe

Posts from This Journal “1918” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments